Почему людям не нравится егэ
Перейти к содержимому

Почему людям не нравится егэ

  • автор:

. Почему всем не нравится ЕГЭ?

Отвечает Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики:

— Раздражение порождено непониманием и нежеланием разобраться. Тот, кто говорит, что ЕГЭ — это сплошные тесты, никогда не видел заданий. Тесты — только первая часть. Заполнив её, можно только тройку получить.

Противостоят ЕГЭ в основном жители мегаполисов, которые до сих пор могли почти монопольно пользоваться бесплатным высшим образованием для своих детей в лучших вузах, потому что жили к ним ближе и имели средние доходы, позволявшие платить за курсы подготовки к вузовским экзаменам.

При советской власти 75% студентов столичных вузов были иногородними. В начале 2000-х, когда ЕГЭ только задумали, их было всего 25% в Москве и треть в Питере. Сейчас у нас в «вышке» их уже почти 60%.

Смотрите также:

  • Добавят ли сочинение в ЕГЭ по русскому языку? →
  • Правда, что ЕГЭ введут с 4-го класса? →
  • . Как готовиться к математике? →

А вам чем ЕГЭ не нравится?

Заксобрание Карелии внесло в Госдуму законопроект об отмене ЕГЭ. Тем временем министр образования Дмитрий Ливанов сообщил, что решение о введении ЕГЭ в Крыму с 2017 года будет принято после оценки готовности выпускников крымских школ к сдаче единого экзамена.

Недоработками по гуманитарным дисциплинам. Надо подумать и над вопросами, и над ответами, и над идеологией его проведения. Меньше проблем в математике. А сама идея ЕГЭ, как ни странно, мне нравится. Это как если бы вы спросили, нужен ли независимый суд, и все бы дружно ответили: да. Так и с ЕГЭ как с системой объективной независимой оценки знаний учеников. Только эту систему надо хорошенько отрегулировать.

Роман Авдеев , владелец Московского кредитного банка, отец 23 детей

По трем причинам . Не дает детям стимулов учиться говорить, не развивает способности писать и не стимулирует заниматься по всем предметам, позволяя выбирать только те, которые надо сдавать. Противников этой системы так много, что предложения отменить ЕГЭ в Госдуму поступали, поступают и будут поступать. Но отменять его нельзя, альтернативы ему нет. Все негативные моменты можно исправить, для этого нужно вводить обязательную устную часть, обязательный ЕГЭ по русскому языку и иностранному. Надо учить детей писать сочинения, а также учитывать при поступлении в вузы весь спектр предметов, а не только те, по которым были сданы ЕГЭ.

Вячеслав Никонов , председатель комитета Госдумы по образованию

Я скорее ЕГЭ люблю . Он обеспечил равный доступ в вузы для всех. На этапе становления ЕГЭ было много вопросов к процедуре проведения и контрольно-измерительным материалам. Было много «угадайки», отсутствовала творческая часть по гуманитарным предметам, были завышены требования по некоторым предметам. Эти сигналы общества были услышаны. Сейчас мы уходим от «угадайки». Мы вернули сочинение, устную часть по английскому. Появились базовый и профильный уровни по математике. Многое удалось сделать для того, чтобы ЕГЭ могли сдавать дети с ограниченными возможностями.

Лилия Гумерова , заместитель председателя комитета Совета федерации по науке, образованию и культуре

Ограниченностью подхода . Технические вузы должны проверять абитуриентов на гибкость мышления, решение нестандартных задач и т. д. А у ЕГЭ нет гибкости. Я смотрела егэшные задачи по математике, они нетривиальные, среди них есть сложные, но по сравнению со вступительными экзаменами в МГУ они слабоваты. И получается, мы снижаем уровень для тех, кто поступает в сложные вузы. Мне кажется, что для определенных вузов, которые хотят от студентов специальных знаний, нужно использовать дополнительные экзамены. Я не сторонник отмены ЕГЭ, его только внедрили, да еще с таким большим трудом.

Наталья Касперская , гендиректор компании InfoWatch

Не нравится, что мы не можем обойтись на ЕГЭ без скандалов. Надо не отменять независимые экзамены, а искать корень проблемы. Достойно то, что в этот раз проблема не скрывается, а, наоборот, пытаются все решить в пользу детей. Надеюсь, скоро ЕГЭ будет работать как часы. Любые изменения в ЕГЭ должны быть приторможены, надо хоть какой-нибудь модели ЕГЭ стать абсолютно отработанной.

Евгений Бунимович , уполномоченный по правам ребенка в Москве

Всем. Все эти тесты и вопросы — эта деградация детей, а значит, и общества. Чего хотят добиться этими ЕГЭ? Чтобы не списывали? Списывали всегда и везде. Я списывала в школе, в институте, и умные педагоги на это закрывали глаза, потому что все понимают: если тебе эти знания будут нужны, то ты возьмешь учебник и сам все выучишь. Не вижу в этом ничего страшного. ЕГЭ ненавидят и учителя, и дети. Это не экзамен, а профанация.

Лолита Милявская, певица

Не нравится, что на ЕГЭ детей надо натаскивать . Это плохо, особенно для творческих ребят. Не понимаю, как можно ставить галочку, когда высказываешься об Анне Карениной. Разве что цвет головного убора правильно указать. Но зачем такие вопросы нужны? Я против таких тестов по литературе и истории. На этих экзаменах нужно говорить и открывать душу. А вот по физике, математике ЕГЭ, может, и хороший экзамен. ЕГЭ придумали, чтобы бороться с коррупцией. Но она ушла в другую плоскость. Теперь другие на этом зарабатывают, а дети мучаются.

Елена Ханга , телеведущая

Отсутствием объективности . Работы оцениваются по схеме, а не по индивидуальным навыкам, знаниям и качествам. Введение ЕГЭ — вообще история какая-то неправильная. Помимо всего дети и их родители испытывают сильное напряжение, которое мешает сосредоточиться. Мы с сыном два года назад очень сильно нервничали.

Татьяна Буланова, певица

Отсутствием непосредственного общения с будущими студентами. Но это решаемо. А вообще, ЕГЭ — система достаточно совершенная, за исключением нескольких нюансов. Современная образовательная система должна иметь инфраструктуру итоговой аттестации достижений за 11 лет обучения. И в нашей стране пока нет более независимого и объективного экзамена, чем ЕГЭ.

Ирина Абанкина , директор Института развития образования НИУ ВШЭ

Тем, что все бросают учиться в 11-м классе и начинают готовиться к ЕГЭ. Комплексность образования страдает от того, что ЕГЭ сдается по выбору. Я за то, чтобы будущие поколения были хотя бы на нашем уровне: мы изучали все и все сдавали. Но раз уже пошли по этому пути, надо дорабатывать систему.

Павел Илларионов, исполнительный директор мемориального центра «Свеча памяти»

ВОПРОС НЕДЕЛИ/17 ЛЕТ НАЗАД*

На что еще они способны?

После неожиданного марш-броска российских десантников в Косово многим показалось, что наши военные способны на многое, в том числе на вмешательство в политику.

Не думаю, что они что-то сделают без санкции верховного главнокомандующего. К броску российских десантников я отношусь отрицательно. На операцию затратили 150 млн руб., а сейчас нечем учителям отпускные выдавать.

Кирсан Илюмжинов, президент Республики Калмыкия

Выполнять приказы вышестоящего командира. Высшее руководство страны не хочет брать на себя ответственность за десант.

Андрей Николаев, лидер движения «Союз народовластия и труда»

Военные не представляют отдельной силы. Решение по десанту было согласовано, тут видится почерк Ельцина. Пойти под НАТО мы не можем, действовать через Совбез ООН — тоже. Как еще поддерживать Югославию? Получилось взбрыкивание без расчета. Но раз вошли, надо стоять.

Сергей Филатов, лидер Конгресса интеллигенции России

Все, на что способны,— это перебросить 200 человек без продовольствия и серьезной подготовки. Сама акция правильная, но когда нет провизии и воды. А главное не в том, что секретность соблюли, а в том, что, если бы этого не было, нас заблокировали бы вдали от процесса урегулирования кризиса.

Сергей Алексашенко, руководитель центра «Развитие»

*Должности указаны на момент опроса.

ЕГЭ: быть или не быть, вот в чем вопрос

В сетях, в медийном пространстве нашей страны часто появляются призывы к отмене ЕГЭ. К простой отмене, т.е. есть такой экзамен, а теперь давайте сделаем, чтобы его не было. К этому почти всегда причастны люди, далекие от образования, если называть как есть – непрофессионалы, не обладающие достаточной полнотой знаний о предмете. А поддерживают такие призывы в основном мамочки и папы, не только не обладающие надлежащей информацией, но и не успевшие пожить в период отсутствия ЕГЭ как такового.

Совсем уж недопустимым, с моей точки зрения, являются выступления глав больших государственных ведомств, крайне далеких от какого-либо образовательного процесса, тем более школьного, с требованием отмены определенного вида контроля знаний. Ведь мнение чиновников такого уровня, даже если бы они четко говорили, что это исключительно их личная позиция, воспринимается как мнение всей подконтрольной им государственной структуры. Я считаю, что такие люди должны быть предельно осторожны в высказываниях там, где у них отсутствует компетенция.

Но не они побудили меня в очередной раз «взяться за перо». Сильные мира сего потому и выступают как им нравится, что уверены в своей силе – никто не возразит. Да и дети их учатся в элитных заведениях, где они далеки от проблем обычных людей. К сожалению, пока это так. И я не смогу изменить ситуацию своим мнением о них, я это понимаю.

Меня больше поражают своей недальновидностью немалое количество обычных людей из СМИ, из IT и т.д., не имеющих отношения к образованию, однако достигших статуса инфлюэнсера благодаря читающей их немалой аудитории. Те, кто целенаправленно стремятся изменить мнение масс, не понимая, что могут нанести ущерб людям, себе, своим детям, фактически «стреляя себе в ногу». Хотя их вряд ли обрадовали бы непрофессиональные выступления по тем темам, где они реально компетентны.

Давайте разберемся. Очень коротко и по существу. Я несколько лет преподавал первокурсникам и хорошо понимаю проблемы выпускников школ. Разберемся на примере статьи, которую я прочитал последней.

Начинается она следующими словами:

Раз пошла такая пьянка, может пора отменить ЕГЭ? Вместе с возвращением к пятилетнему обучению в вузе. Ну а что, плюсов этого самого ЕГЭ не так и много, а вот минусы мне представляются толстыми, жирными такими.

Далее в плюсах в качестве минуса (!) обсуждается контроль списывания, выдвигается предположение, что можно победить списывание убеждением (человечество пока таким путем ничего не победило – давайте скажем честно), еще одно – что преподаватели не пойдут в репетиторы под ЕГЭ, если им будут много платить. А разве кто-то уже планирует это сделать? Да и сам тезис спорный.

Далее автор сам себе противореча соглашается с тем, что имевшая место в доегэшный период сдача большого количества выпускных и вступительных экзаменов в короткий промежуток времени – это очень плохо. К тому же содержание выпускных и вступительных экзаменов по одним и тем же предметам часто кардинально различалось. То есть, это тоже требовало от школьника дополнительной подготовки, работы с репетиторами, как и сейчас, школа не давала достаточных знаний для успешного прохождения вступительных испытаний.

Следующий пакет мнений автора – о минусах ЕГЭ, и тут я с ним в большинстве случаев соглашусь: обездушивание, механистическая оценка тестов, оценка качества работы школ через формальные результаты выпускников по ЕГЭ, подмена реального обучения натаскиванием на проставление галочек в правильных местах теста.

Как итог – предлагается отменить ЕГЭ. Подчеркну еще раз – просто отменить. Тем самым проведя очередную «шоковую терапию» для школ, вузов и школьников, которые только недавно адаптировались к тому, что сейчас есть.

А теперь несколько выдержек из намного более компетентного мнения Алексея Лопатина, ректора частного казанского Университета «ТИСБИ», декларирующего качество образования как свой безусловный приоритет. Дам главные тезисы ниже:

ЕГЭ, как «великий уравнитель», способствовал кардинальной демократизации и прозрачности процедуры поступления в высшие учебные заведения страны.

Вот уже более 10 лет как любой успешно сдавший ЕГЭ выпускник школы может поступить в столичный университет.

…совершенно не осталось места для нормального образовательного процесса, так как для всех интересантов наиболее важным являются не реальные знания выпускника, а количественный результат, выражаемый в баллах ЕГЭ, за тот или иной предмет.

…ЕГЭ не просто перестал быть адекватным средством ранжирования выпускников и объективной линейкой для замера знаний, но и превратился в механизм маскировки реальной картины.

результаты единого экзамена в подавляющем числе случаев никак не влияют на успешность или неуспешность обучения в университете.

прослежена некоторая зависимость между результатами сдачи первой экзаменационной сессии и результатами обучения в университете в целом.

А.Лопатин, в отличие от первого автора, делает вывод из всего сказанного, понимая и обозначая существующие недостатки – необходимо развивать (!) ЕГЭ, устранять ошибки, добавлять параметры, обеспечивающие развитие soft skills школьника для того, чтобы стать основой его успешности в будущем.

А теперь попробую обобщить и объяснить, почему упразднение ЕГЭ станет «выстрелом в ногу» почти каждого из нас.

Каждого – потому что у вас есть дети или они у вас будут, а если они уже выросли, то появятся внуки, племянники и вы окажетесь втянутыми в процесс школьного образования в большей или меньшей степени.

Предположим, ЕГЭ отменили. Далеко не все живут в крупных городах, где есть хорошие вузы, обеспечивающие приличный уровень образования. Что делать абитуриенту из глубинки, пусть даже основательно талантливому?

Все очевидно. Как это было раньше – идти по большому кругу, сначала через мясорубку школьных выпускных экзаменов. Уже в школе придется «договариваться», потому что средние баллы школьных экзаменов учитываются при поступлении. А у молодых людей эмоции и гормоны, не всем удается получить оценки, соответствующие их знаниям и способностям.

Преподаватели, не имея четких формальных критериев, часто субъективны и выражают свое эмоциональное отношение к тому или иному ученику через оценки, не всегда объективные. При этом (так реально было) в вузах заранее формируются списки «нужных» или «правильных» выпускников школ, которые обязательно должны поступить.

То есть шансы попасть в приличный вуз прямым ходом стремятся к нулю. К тому же нет никакого маневра – документы можно подать только в один вуз. Следующая попытка – через год. Если абитуриент мужского пола, он не оказался в «правильном списке», ему прямая дорога в армию. Останется ли у него через год желание стучаться в закрытую дверь – неизвестно. И пропал молодой талант. Дальше дорога ему через тернии. Девушкам в армию не нужно, но проблемы впереди не меньшие, родители будут искать подходы и заходы в академическое сообщество, если средства позволят.

Итак, отмена ЕГЭ ведет к:

  • резкому снижению перспектив молодым талантливым людям попасть в хороший вуз, если нет связей и немалых денег;
  • исключению выбора нескольких вузов и направлений подготовки для абитуриента, а это 100 % одно из важнейших преимуществ ЕГЭ сейчас;
  • очень быстрому развращению школ и вузовской системы самой возможностью «зарабатывать» на выпускниках и абитуриентах (как это уже было, люди старшего возраста помнят, целые уважаемые вузы попадали под следствие в короткие периоды реальной борьбы с коррупцией);
  • снижению качества первокурсников, так как основная их часть придут «по знакомству», и тут многие вспомнят как хорошо все же было при несовершенном ЕГЭ;
  • качественному изменению состава студентов; развращенная «левыми» деньгами вузовская система будет удерживать на плаву неспособных к обучению «правильных» студентов, что в т.ч. больно ударит по чести и достоинству действительно честных, хороших преподавателей, которые все это будут видеть и пропускать через свою душу;
  • существенному возрастанию административного давления на всю образовательную систему, что не приведет к повышению качества образования, а наоборот…

Все сказанное относится к большинству вузов и участников образовательного процесса. Конечно, таланты пробьются, не все, но кто-то сможет. Преподаватели адаптируются, кто не примет систему – уйдут. Чаще всего уходят лучшие, спасаясь от компромисса со своей честью. Но большинство не решится, особенно в наши трудные времена, останутся. Идти ведь некуда. Однако мотивация преподавательского состава в целом снизится.

Будут и исключения. Сильные директора отдельных школ будут удерживать своих людей от коррупции, сильные вузы в меньшей степени, чем остальные, упадут в зависимость от «правильных» студентов. Но это не будет системно.

Несмотря на все мрачные перспективы, связанные с возможной отменой, я не страдаю эйфорией и не считаю ЕГЭ в нынешнем виде очень хорошим системным средством контроля знаний.

Со всеми его недостатками, описанными обоими авторами, полностью согласен. А также согласен с ректором «ТИСБИ», который считает, что необходимо совершенствовать ЕГЭ, а не отменять.

На самом деле этот процесс давно идет. С переменным успехом, но идет. Уже вернулось сочинение – это творческий элемент, требующий соответствующей подготовки, где невозможно проставлением галочек достичь высокого результата.

Одновременно из обществознания убрали эссе – также творческий элемент, здесь формализация победила, к сожалению.

Творческие задания должны проверять соответственно творческие люди, которых перестали готовить. Возможно, исключение эссе является следствием отсутствия специалистов. В этом тоже есть проблема. В частности, в результате многолетнего внедрения системы «натаскивания» на сдачу тестов по русскому языку в школах осталось не очень много хороших преподавателей, способных качественно подготовить учеников к написанию сочинения.

То есть одновременно с очеловечиванием формализованного экзамена нужно запускать процесс интенсивной переподготовки преподавателей.

Стоит идти дальше, отходить от «галочных» тестов там, где они не отражают реальную степень готовности школьника по предмету. Например, по иностранному языку. Здесь полностью отсутствует корреляция между способностью проставлять нужные галочки и знанием языка.

ЕГЭ следовало бы трансформировать по следующим направлениям:

  • максимально уходить от тестирования с заполнением ячеек с выбором из предзаготовленных вариантов ответа;
  • школьники должны иметь возможность представить собственные ответы на вопросы в пределах определенных объемов, без подсказок;
  • необходимо обеспечить каждому желающему возможность обсудить свои результаты ЕГЭ с преподавателем, который может увеличить оценку по результатам собеседования (не стоит терять кулибиных и ломоносовых из-за глупых ошибок и простой невнимательности), при этом преподаватель должен быть из внешней образовательной организации для обеспечения объективности, он обязан составить краткое обоснование причины изменения балла, любые сомнения нужно относить в пользу школьника;
  • важной и даже определяющей частью оценки уровня школы должны стать мнения преподавателей вузов и колледжей об уровне подготовки бывших школьников после первой сессии (первого полугодия) первого курса, при этом должны заполняться формализованные формы, которые попадают во всероссийскую базу данных; необходимо продумать критерии на случай, если из школы выпускники не попали в вузы и колледжи – это тема другой статьи;
  • изменить систему «натаскивания» на совершенно другую систему предоставления знаний с одновременным развитием навыков и умений, коммуникаций, разумного использования полученных знаний;
  • в связи с падением уровня грамотности школьников, их неумением писать тексты и излагать мысли – переформатировать обучение с соответствующими задачами;
  • оставить в ЕГЭ то, что уже хорошо работает, например, испытания на математическом профиле, где сочетаются простой экзамен и олимпиада одновременно.

В конечном итоге ЕГЭ должен превратиться в комплекс мероприятий контроля знаний, где найдется место и разумным тестам, и творческим заданиям, и общению с преподавателем.

Важно не потерять великое достижение последних лет – талантливые молодые люди из любой точки нашей большой страны должны попадать в вузы, соответствующие по своему уровню их способностям, так же, как и сейчас – в результате свободного волеизъявления в условиях отсутствия коррупционной составляющей. Они должны иметь право выбора из ряда вузов, из ряда направлений подготовки.

Для дальнейшего интенсивного развития бывших школьников в колледжах, институтах и университетах государство обязано в короткое время создать систему обеспечения учебного процесса высокопрофессиональными преподавателями. В том числе через повышение престижа профессии, повышение заработной платы, свободное привлечение к преподаванию специалистов из бизнеса, госсектора – без массы формальностей как это происходит сейчас, через устранение обязательного требования для всех вузовских преподавателей публиковаться в серьезных журналах (в большинстве случаев совмещение качественного преподавания и серьезной научной деятельности невозможно), но публикации поощрять. Кто способен совмещать, будет это делать и получит преференции и поощрения.

Как это сделать – есть реализованные на практике примеры (в МФТИ, в частности). Это следующая тема для обсуждения.

В заключение пару слов о предложенном возврате к пятилетнему обучению, то есть об отказе от болонской системы разделения этапов обучения на бакалавриат и магистратуру. К сожалению, даже в вузах многие преподаватели и профессора часто не могут объяснить студентам преимущества ныне действующей системы перед специалитетом. А эти преимущества очевидны.

Главной целью всего Болонского процесса является обеспечение сопоставимости образовательных систем разных стран для предоставления студентам более широкого выбора и мобильности между вузами, как в рамках одной страны, так и между странами.

Первое преимущество. Чем шире выбор, чем меньше препятствий, тем лучше для каждого человека – участника образовательного процесса.

Второе. Разделение обучения в вузе на два этапа предоставляет важнейшую возможность для студента – изменить свой выбор без каких-либо потерь. Большинство школьников приходят в вуз не до конца (или совсем не) осознавая правильный ли выбор профессии они делают. В системе специалитета студенты доучивались свои пять лет, несмотря на понимание совершенной ошибки. До сих пор мало взрослых людей с высшим образованием работают по специальности. Осознанное понимание своих интересов, предназначения приходит в подавляющем большинстве случаев на третьем году обучения в вузе. Так как магистратура не привязана к бакалавриату, студенты имеют возможность изменить специальность и поступить на такую магистерскую программу, которая соответствует их теперь уже осознанному выбору. Или продолжить совершенствовать свои профессиональные способности на избранном первоначально направлении.

Третье. Можно отнести второй этап обучения на более поздний период времени. То есть после окончания бакалавриата пойти работать, а по прошествии времени, в случае возникновения необходимости или желания, поступить в магистратуру. Этот вариант непростой, лучше пройти обучение без перерыва, однако он дает возможность еще более тщательно разобраться в своих интересах и сделать правильный окончательный выбор профессии.

Если подвести итог, то главными выводами можно считать следующие:

  • необходимо перевернуть местами цели и средства, сейчас средства (экзамены) стоят перед целями; определить реальные цели – сделать школьников к моменту окончания обучения разумными, научить учиться, дать знания, которые они будут способны правильно использовать во благо людей и себя, а не механически наполнять головы детей информацией как биороботов;
  • не нужно ничего ломать и отменять, стоит совершенствовать, максимально использовать все преимущества действующей системы вузовского образования. В ней меньше недостатков, чем в ранее существовавшей. Однако испортить можно даже хорошее. Для ее качественного функционирования необходимы профессиональные люди. Раньше они были, поэтому до сих пор та прежняя система, несмотря на недостатки, кажется нам более результативной, ведь лучшие выпускники обеспечили наш выход в космос, в частности. Но никто не считал сколько людей с высшим образованием не достигли целей и всю жизнь занимались нелюбимым делом. Без правильных людей, педагогов, методистов не будет искомого всеми положительного результата;
  • самое важное: эффективность формы организации вузовского образования в формате 4+2 или в формате 5 зависит исключительно от эффективности управления образовательным процессом и наполненностью его талантливыми и качественными педагогами и специалистами. Однако формат 4+2 дает системе в целом и участникам образовательного процесса, а это главное, намного больше гибкости, обеспечивает хорошую взаимосвязь с мировой системой образования, что терять не следует.

Если слово «ЕГЭ» в обществе не любят и недопонимают, можно изменить его на «Комплексный выпускной экзамен — КВЭ» или любое другое название. Важнее всего – сохранить понятные и универсальные для всех без исключения критерии оценки знаний в качестве барьера от махинаций и коррупции в школах, не допускать в высших и средних учебных заведениях введение локальных дополнительных мероприятий контроля при поступлении, за исключением творческих (как сейчас и происходит в большинстве случаев), которые немедленно станут основой для манипуляций на стороне вузов. Сохранить свободу выбора абитуриентами нескольких образовательных учреждений и направлений подготовки одновременно. Это большое достижение существующей системы.

Как обеспечить образовательную систему хорошими преподавателями – тема дальнейшего обсуждения.

ЕГЭ: достоинства и недостатки

Нынешние студенты рассказывают, как они сдавали ЕГЭ

Несмотря на то, что единый госэкзамен был введен еще в 2009 году, споры о нем, о его эффективности, подогреваемые сообщениями о разного рода нарушениях – например, о публикации вариантов с верными ответами накануне экзаменов, – возникают из года в год.

Поэтому неудивительно, что отношение россиян к ЕГЭ довольно настороженное: половина наших сограждан считают его введение неправильным; впрочем, пятая часть россиян одобряют эту относительно новую форму учебных испытаний.

Примечательно, те, кто сдавал ЕГЭ, относятся к нему значительно лучше сдававших экзамены по прежней системе: положительно отзываются о нем 44%, отрицательно – 43%.

Среди аргументов противников ЕГЭ главный – необъективность тестового формата экзамена, получение поверхностных, неглубоких знаний, большая нагрузка на детей.

Мы поговорили со студентами вузов, которые буквально несколько лет назад сдавали единый государственный экзамен. В числе основных недостатков недавние школьники, как и россияне в целом, выделяли неэффективность ЕГЭ в оценке знаний.

«Плохая сторона заключается в том, что знания для ЕГЭ нужны достаточно поверхностные» (студентка филологического факультета ГИРЯ им. А. С. Пушкина).

«Плохо то, что он не дает объективную оценку знаний. Человек не развивается, не развивается его эрудиция» (студентка факультета государственного управления РАНХиГС).

«Не позволила система ЕГЭизучить предмет вовсе, просто заполнила какие-то пробелы в знаниях, которые требует ЕГЭ. А по самому предмету ты, как правило, знаешь только какую-то базу» (студентка экономического факультета МГУ).

Об этом же говорили участники массового опроса: «натаскивание, а не обучение»; «для сдачи ЕГЭ не нужны глубокие знания». Однако отвечая на вопрос, к чему стремятся педагоги в школах – к тому, чтобы ребенок получил больше знаний или чтобы он лучше сдал ЕГЭ, – родители школьников чаще выбирают первый вариант ответа. То есть их личный опыт показывает, что обучение в условиях подготовки к единому госэкзамену все же не мешает получению знаний. Правда, некоторые студенты как раз на стороне меньшинства.

«Подготовка к ЕГЭ тотально становится самоцелью всех преподавателей, и это очень печально, потому что многие предметы были довольно интересные, их хотелось изучать более подробно. На всех занятиях в 10–11 классах мы не изучали новых предметов, а готовились к ЕГЭ по стандартным тестам» (студент факультета логистики МАДИ).

10% россиян считают, что сдача единого государственного экзамена – слишком большое напряжение и стресс для ребенка. Опрошенные нами студенты тоже говорят об этом, но чаще упоминают о процедурных сложностях.

«Атмосфера была действительно нервная, ее сильно нагнетали. Это был 2011 год – второй год, когда ЕГЭ нужно было сдавать в обязательном порядке, и не все процедуры экзамена были еще отработаны» (студентка факультета менеджмента НИУ ВШЭ).

«Атмосфера была довольно нервная, потому что мы сдавали только вторым годом, когда ЕГЭ был введен как обязательный экзамен. Никто ничего не знал о нем, никто не мог прокомментировать ситуацию. Не понравилось мне то, что во время сдачи ЕГЭ по английскому языку мне не хватало времени, времени банально не было, и поэтому мои результаты не достигли моих ожиданий» (студент факультета логистики МАДИ).

Впрочем, были и противоположные отзывы об атмосфере на экзамене.

«По поводу атмосферы: на трех из четырех экзаменов у меня была вполне расслабленная атмосфера, особенно на последнем, когда я сдавала обществознание. Всех запугивали по поводу серьезной слежки, но ничего этого вообще не было, только на математике за нами следили – доводили до туалета, например, и так далее. Все остальное время никто особенно не следил, все свободно выходили из кабинета только для того, чтобы иметь возможность что-то списать» (студентка экономического факультета МГУ).

Но напомним еще раз: 20% россиян, а среди сдававших ЕГЭ – 44% хорошо относятся к такому формату выпускного и одновременно вступительного экзамена. Среди его положительных сторон участники массового опроса прежде всего выделяют равные возможности для поступления: «дает равные права при приеме в вуз»; «ЕГЭ позволяет поступать в вузы учащимся из любых уголков нашей большой Родины». Согласно материалам интервью, в представлении студентов это также является самым главным достоинством.

«Хорошо то, что, во-первых, ЕГЭ увеличивает социальную мобильность, например, если ты учишься в регионе, ты можешь хорошо сдать ЕГЭ, подать документы и поступить в любой престижный вуз» (студентка факультета менеджмента НИУ ВШЭ).

Еще одно достоинство ЕГЭ – он позволяет одновременно и выпуститься из школы, и поступить в вуз, и даже сразу в несколько.

Насколько объективен формат единого государственного экзамена? Среди россиян преобладает точка зрения, что прежняя система, когда экзамены принимала комиссия учителей, была более объективной: «педагоги объективнее оценивают»; «потому что объективно оценивают знания»; «каждый учитель знает, как ребенка научили»; «потому что учителя знают ребенка, как он учится».

Студенты судить о прежней системе могут только понаслышке, но и среди них довольно широко распространено мнение, что тестовый формат экзамена не позволяет оценить знания в полной мере, здесь примешивается очень много посторонних факторов: удача, атмосфера.

«Я думаю, что связь между уровнем знаний и результатами ЕГЭ действительно есть. Но очень важна приспособленность к самому формату ЕГЭ, то есть человек должен быть не столько умным, сколько он должен уметь приспосабливаться и хорошо знать этот формат для успешной сдачи экзамена» (студентка факультета менеджмента НИУ ВШЭ).

«Опять же, все сильно зависит от везения и удачи. Многие, кто не особенно хорошо учился, получили довольно высокие баллы. И наоборот: умные, эрудированные люди получили низкие баллы по ЕГЭ, и это помешало им поступить в хорошие вузы. На мой взгляд, это очень необъективно» (студентка факультета государственного управления РАНХиГС).

«По моему классу можно сказать, что люди, которые были троечниками по русскому языку, умудрялись писать ЕГЭ на 90 баллов, в то время как хорошисты и отличники получали 50–70 баллов» (студентка, направление «логистика», МИИТ).

Хотя бывает и по-другому, когда результаты единого государственного экзамена в целом отражают текущую успеваемость в школе.

«Приблизительно все сходится. Отличники получили отличные оценки, хорошисты – хорошие, ну а двоечники и троечники… тоже получили хорошие оценки. Это крайне радует» (студент факультета прикладной политологии НИУ ВШЭ).

Некоторые участвовавшие в массовом опросе россияне считают, что в заслугу ЕГЭ можно поставить стимулирование к учебе: «дети более развиты, чем раньше, все на тестовой основе»; «ЕГЭ улучшило качество образования»; «более серьезная программа». Однако большая часть россиян уверены, что с введением ЕГЭ уровень знаний школьников снизился (36%). Считают, что школьники знают сегодня больше, чем до введения единого государственного экзамена, 16% наших сограждан, а 23% полагают, что ничего не изменилось.

Любопытен связанный с этим факт: очень немногие студенты могли бы сдать единый государственный экзамен сегодня хотя бы приблизительно на том же уровне, на каком сделали это в школе.

«Но думаю, что сейчас я бы сдала ЕГЭ очень плохо, потому что здесь имеет большое значение сам формат экзамена. А когда ты не тренируешься и не решаешь тесты, этот формат быстро забывается» (студентка факультета менеджмента НИУ ВШЭ).

Среди населения несколько преобладает мнение, что сами абитуриенты предпочли бы сдавать вступительные экзамены комиссии преподавателей (34% – против 29% тех, кто считает, что абитуриенты предпочли бы сдавать ЕГЭ). Как и вузы предпочли бы принимать людей по итогам вступительных экзаменов, а не ЕГЭ, и здесь перевес сторонников этой точки зрения над противоположной более убедительный: 42% против 24%. Но несмотря на все звучавшие в интервью претензии, самим студентам такой формат кажется удобным.

«Хорошо то, что сейчас при поступлении практически нигде не нужно сдавать вступительные экзамены» (студентка факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ).

«Хорошо то, что гораздо проще оценивать знания и гораздо проще поступать в вуз, – ведь можно подать документы сразу в несколько учебных заведений» (студентка филологического факультета ГИРЯ им. А. С. Пушкина).

Таким образом, когда людей спрашивают, как школьники, студенты или вузы относятся к ЕГЭ, в своих ответах они руководствуются не столько знанием реальной ситуации, сколько собственным, часто априори негативным, отношением к этому экзамену. При этом важно отметить, что их отношение к ЕГЭ тоже складывается не на основе личного опыта, а скорее на основе информации в медийном пространстве, в котором, по законам жанра, чаще всего появляются скандальные сообщения. Те же, кто сдавал ЕГЭ, значительно чаще остальных склонны одобрять эту форму вступительных испытаний – это видно как из данных массового опроса, так и из материалов интервью.

Материал подготовила Ирина Осипова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *