Что такое предварительная таможня на алиэкспресс
Перейти к содержимому

Что такое предварительная таможня на алиэкспресс

  • автор:

Таможня не дает добро Xiaomi: почему посылки с гаджетами из Китая разворачивают на российской границе

Посылки с телефонами, планшетами и прочими гаджетами, заказанными россиянами в иностранных интернет-магазинах, таможня отправляет обратно продавцу. С жалобой о том, что телефон Xiaomi, купленный на Aliexpress, был возвращен в Китай, в общественную организацию РосКомСвобода, деятельность которой направлена на противодействие цензуре в интернете и саморегуляцию интернет-отрасли, обратился покупатель. Выяснилось, что случай не исключительный, с такими же проблемами столкнулись покупатели устройств Sony, BlackBerry, Chuwi и некоторых других компаний. Эксперты считают действия таможенников произволом и подозревают в сговоре с дилерами, которые продают эти же устройства на территории России в полтора—два раза дороже.

Заказал телефон — получил шифровальное устройство

Не дождались смартфонов, купленных на Aliexpress, судя по жалобам и обсуждениям в соцсетях, тысячи россиян. Причем «счастливчиками» стали те, чьим заказам «повезло» попасть на таможню в Оренбурге и Екатеринбурге. В оренбургской группе в соцсети «Проблемы с Оренбургской таможней» пострадавших уже более тысячи человек. Люди советуют друг другу, как вернуть деньги и куда отправить жалобу.

Первые задержки смартфонов на таможне, судя по постам в соцсетях, начались в начале апреля, сейчас стало понятно, что явление не исключительное, а массовое. Причем, если в начале речь шла только о возврате смартфонов Xiaomi, то сейчас разворачивают посылки и с другими устройствами.

«Вернули назад еще и Ivargo, и Leagoo. Так вот. Есть ощущение, что все, чем уже торгует Rumall.com на Яндекс.Маркете, покупать нельзя. Глупость, конечно, но. », — пишет Алексей Бочкарев.

Один из покупателей решил не просто открыть спор с продавцом и вернуть деньги, но и потребовать официальное объяснение от Федеральной таможенной службы. Параллельно он обратился в общественную организацию РосКомСвобода. От таможни ответ пришел занимательный. Судя по нему, товарный знак Xiaomi включен в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности на основании обращения правообладателя. С учетом того, что к компетенции таможенных органов не относится признание товаров контрафактными, то таможня уведомила представителя правообладателя Xiaomi в России ООО «Смарт Оранж» о ввозе телефона на территорию Евразийского экономического союза. «Смарт Оранж» в свою очередь ответил, что данный товар обладает признаками контрафактности, и возражает против его ввоза.

В другом случае Кольцовская таможня ФТС приравняла устройство к шифровальным (криптографическим) средствам, ввоз которых в Россию ограничен. Федеральная таможенная служба оперативно прокомментировать ситуацию не смогла.

Гайки закручивают дистрибьюторы

Эксперты, опрошенные «Реальным временем», склонны связывать запреты не с контрафактом и не с тем, что устройства являются шифровальными средствами, а с лоббированием интересов дилеров и дистрибьюторов. К примеру, смартфон на Aliexpress можно купить в полтора—два раза дешевле, чем у официального представителя в России. А учитывая, что марка Xiaomi стала в последний год невероятно популярной и телефоны заказываются миллионами, — коммерческие интересы продавцов под угрозой.

— Вряд ли у смартфонов Xiaomi есть подделки. При всем моем уважении к этой марке — этого не может быть. Сейчас нам пытаются навязать и активно лоббируют на уровне правительства, идут дискуссии, Минпромторг говорит, что это важно — это закон о параллельном импорте. Речь о том, что, если у нас завелся человек или организация — дилер, дистрибьютор этого товара, тот мы этот товар можем купить только у него. О хороших последствиях этого закона мне неизвестно в других странах, где он введен. Там дилеры монопольно устанавливают цены на эти товары, и в интересах этих монополистов эта история закручивается, — считает президент Национальной ассоциации дистанционной торговли Александр Иванов.

О проблемах российских покупателей гаджетов китайцам известно. Один из продавцов Xiaomi на Aliexpress прокомментировал жалобу клиента. Перевод с китайского, но понять суть можно (орфография и пунктуация сохранены, — прим. ред.): «Как вы знаете, есть одна проблема, которую вызвала Smart Orange Сompany, они контролировали таможню Оренбурга и Екатеринбурга, нарушали законы и открывали посылки для Финляндии, а также возвращали товары с продуктами Xiaomi. Это ужасное поведение. Пока что в этом вопросе участвует только Почта Финляндии, Сингапурская почта и Sweeden Post не затрагиваются. Мы и все другие реселлеры Xiaomi попросили администраторов Aliexpress войти и изучить эту проблему».

«Просматривается аффилированность»

— Не знаю, насколько аффилирована таможня с этими организациям, которые продают те же устройства внутри России, но ряд ассоциаций, в основном АКИТ (Ассоциация компаний интернет-торговли, — прим. ред.), не первый год предпринимают различные шаги, чтобы ограничить покупки россиян в иностранных интернет-магазинах. Либо обложить их какими-либо пошлинами, либо обложить сами магазины обязанностями уплаты налогов в российскую казну, либо ввести наказания для пользователей, покупающих товары. Возможно, такая активизация таможни — это аффилированность с этой организацией, может, какие-то договоренности есть — в явном виде просматривается усиление таких проверок и увеличение случаев задержки вполне привычных покупок — гаджетов, приставок, телефонов, которые всегда были разрешены к ввозу, и пользователи себе миллионными тиражами суммарно для личного пользования их заказывали. Что вдруг произошло, что сами правила не поменялись, но поменялось отношение к этим правилам со стороны таможни и Следственного комитета, — это очень странно, и это стало происходить в массовом порядке, — говорит Артем Козлюк, руководитель проекта РосКомСвобода.

Получить комментарий АКИТ «Реальному времени» сегодня так и не удалось. По словам Артема Козлюка, возврат посылок происходит не только из Китая (хотя оттуда чаще всего), но и из других стран.

— У нас был случай: заказал человек из Германии официальную приставку Sony Playstation 4, также остановили на таможне и сказали, что устройство содержит возможность криптографической обработки информации, шифрации и дешифрации и запрещено к ввозу на территорию России. Везде таможня стала активно останавливать товары по разным основаниям — в одном случае это контрафакт, в другом возможность шифрования. Либо привлекать пользователя к административным штрафам, либо просто отправлять посылки обратно как контрафакт, либо даже возбуждать уголовные дела. Был случай — автовладелец купил GPS-трекер, который хотел установить, чтобы быть в курсе, если машину угонят. И эта покупка довела его чуть ли не до реального срока. За несколько месяцев возбудили уголовное дело, которое потом удалось закрыть, и выплатили штраф, — рассказывает «Реальному времени» руководитель РосКомСвободы.

Практически каждый гаджет можно приравнять к шифровальным (криптографическим) средствам — в явном виде устройства для этого не предназначены, но такая функция в них есть. Что самое интересное — точно такие же товары продаются в России, но не было случая, чтобы за их покупку на территории страны задерживали или наказывали.

«Таможенный беспредел», или Судиться бесполезно, китайцы не помогут

По сообщениям СМИ, ООО «Смарт Оранж» попросило таможню присмотреться к телефонам из Китая, чтобы пресечь «серые» поставки смартфонов и аксессуаров под брендом Xiaomi. Как сообщает РБК, ООО «Смарт Оранж» объявило себя официальным представителем и дистрибьютором этой марки в октябре 2016 года. Возможно, основную угрозу компания видела в частных предпринимателях, занимающихся поставками гаджетов в обход официальных каналов, но в итоге страдать начали розничные покупатели, заказывающие смартфоны для личных нужд. Действия таможенников, разворачивающих такие посылки, президент Национальной ассоциации дистанционной торговли Александр Иванов называет беспределом.

— По поводу законности этого у меня большие сомнения. У нас насчет товаров для личного пользования эта история — с правами отдельно взятых дистрибьюторов — не распространяется. Товары для личного пользования у нас никак не попадают ни под положения о сертификации, ни под действие закона. То, что произошло сейчас, — это произвол. Вопрос в том, будут ли потерпевшие судиться и доказывать свою правоту. У частного лица в этом плане слабые позиции — оно практически бессильно против государства. А китайский продавец судиться в Россию не поедет — для него это микроскопическая часть бизнеса, — говорит Александр Иванов «Реальному времени».

Возмущенные покупатели создали петицию, адресованную Федеральной таможенной службе и руководству Beijing Xiaomi Technology Co., Ltd — производителю смартфонов. За две недели ее подписали 4 188 человек. Пользователи просят таможенников дать объяснение и предлагают бойкотировать покупки у официальных дистрибьюторов Xiaomi в России — по чрезмерно завышенным ценам.

«В среднем в 2 раза выше цены, установленной на официальном сайте производителя», — пишет автор петиции Алексей Садчиков.

Что интересно, в письме Федеральной таможенной службы от 15 марта говорится только о том, что только «портативный телефон Xiaomi» включен как товарный знак в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. Покупатели гаджетов подтверждают, что проблем с другими типами устройств Xiaomi на таможне не возникает.

Вскрытие покажет Почему в России начнут изымать посылки AliExpress

Федеральная таможенная служба (ФТС) поддерживает идею вскрывать пять процентов идущих из-за рубежа посылок. Российские интернет-магазины считают, что это поможет выявить производителей и поставщиков поддельных товаров. «Лента.ру» выяснила, кто обеспечит сохранность вещей и почему от проверок могут пострадать AliExpress и JD.Com.

Борьба с подделками

Выборочно вскрывать посылки в середине января предложил президент Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) и по совместительству управляющий партнер российского интернет-магазина «220 Вольт» Алексей Федоров. Позднее его идею поддержал и глава ФТС Андрей Бельянинов.

Досмотр посылок позволит правоохранительным органам понять масштаб поставок контрафакта на российский рынок и установить, откуда он поступает. Федоров объяснил «Ленте.ру», что сейчас у таможенников таких данных нет.

Вскрывать посылки будут для борьбы с подделками

Идею вскрывать посылки он почерпнул у гонконгских коллег. В дальнейшем обе ассоциации при поддержке Китая и Европы планируют создать наднациональный орган и свод правил по борьбе с поддельными товарами в сети. Данные из России помогут выявить места их производства и продажи.

«Так что мы ни в коем случае не выступаем против своих конкурентов или трансграничной онлайн-торговли в целом. И уж тем более не хотим навредить российским пользователям. В случае введения проверок на таможне они даже не почувствуют разницы», — уверен Федоров.

Зато последствия в полной мере ощутят те, чьи вещи в итоге будут признаны поддельными. Такую посылку таможенники конфискуют, а требовать компенсацию пострадавшим придется у поставщика некачественного товара, то есть у условного продавца с AliExpress. Федоров при этом уверен: пользователи «всегда знают, что заказывают подделку».

Воровство и камеры

Если инициатива ФТС пройдет, пострадать могут и покупатели вполне легальных товаров, уверен эксперт по стратегической логистике института МИРБИС Вячеслав Белобжецкий.

Проверка пяти процентов посылок действительно вряд ли изменит сроки доставки, а вот сохранность товаров окажется под угрозой.

«Обычно посылки на таможне сканируются с помощью рентгеновского аппарата для выявления запрещенных веществ, но при проверке на контрафакт, их, скорее всего, придется вскрывать вручную. Так что сохранность вещей вызывает вопросы», — полагает он.

Во-первых, отправивший вещи продавец предварительно запаковывает их для безопасной транспортировки, а при проверке таможенникам неизбежно придется нарушить целостность упаковки.

«К тому же никто не отменял банального воровства. Ведь при вскрытии посылки таможня, по сути, не несет никакой ответственности за содержимое. Когда в посылках Aliexpress и JD.com начнут поступать условные iPhone 6s, наверняка не все из них в итоге дойдут до потребителя», — признает эксперт.

Безопасность содержимого вскрытых посылок остается под вопросом

Избежать этого можно, только если ФТС и сделает процедуру досмотра посылки публичной и беспристрастной. «Например, фиксировать вскрытие на видео, которое затем хранится на сервере службы до момента получения посылки клиентом. Если у него есть какая-то претензия, то он может посмотреть запись на сайте», — предлагает Белобжецкий.

Китайская угроза

Однако истинная цель инициативы, по мнению Белобжецкого, — попытка борьбы с китайскими онлайн-ретейлерами. Принадлежащая Alibaba торговая площадка AliExpress уже стала самым популярным в России интернет-магазином, а с июня по декабрь 2015 года ее трафик вырос на 120%. По данным TNS, аудитория AliExpress в сентябре 2015 года почти достигла 24 миллиона уникальных пользователей. Активно завоевывает российский рынок и еще одна компания из Поднебесной — JD.Com.

«В таких условиях российские онлайн-ретейлеры вполне естественно пытаются продвигать ограничения, которые помогут им не проиграть конкуренцию. Ведь они опасаются более низких цен и широкого ассортимента китайских интернет-магазинов, при том что качество товара там примерно на одном уровне с ними», — резюмирует эксперт.

Недовольство отечественных продавцов вызывает и существующая система налогообложения, ведь иностранные игроки рынка не отчисляют средства в российский бюджет. Именно поэтому Федоров считает, что при покупке товара на AliExpress, «вы отнимаете деньги у кого-то из граждан и, по сути, совершаете кражу».

Еще одной нерешенной проблемой для российских онлайн-ритейлеров остается отсутствие единого порога беспошлинного ввоза в рамках Таможенного союза.

В 2015 году AliExpress стал самой популярной в России онлайн-платформой для заказа товаров

В России он составляет 1000 евро, а в Казахстане, где, по словам Федорова, собственный онлайн-ретейл отсутствует, этот параметр хотят увеличить до трех тысяч евро.

Одной из мер по регулированию отрасли в этих условиях может стать налог на посылки из иностранных интернет-магазинов. Его введение поддерживает советник президента по интернету Герман Клименко. Впрочем, в беседе с «Лентой.ру» он подчеркнул, что это лишь одна из возможных мер по государственному регулированию отрасли.

В первую же очередь «необходимо посадить всех участников рынка за стол переговоров и выработать для них единые правила ведения торговли».

По мнению советника президента, главная трудность с зарубежными товарами — отсутствие у них российской сертификации, автоматически ставящее под сомнение их качество и безопасность.

Однако пока АКИТ не готова решать этот вопрос, ведь, как отметил Федоров, возможное вскрытие посылок направлено лишь на борьбу с подделками.

Посылки на границе с Китаем будут проверять один раз

Альта-Софт

В рамках Восточного экономического форума руководитель ФТС России дал интервью ТАСС. Владимир Булавин рассказал о российско-китайском эксперименте по взаимному признанию результатов таможенного контроля.

13 сентября 2017 г.

— На Восточный экономический форум вы приехали из Китая. Что вы там делали? В. И. Булавин: На форум я приехал из Сямыня, где проходил саммит лидеров стран БРИКС. В Китае были подписаны соглашения по отдельным направлениям сотрудничества стран БРИКС. В том числе — стратегическая программа развития таможенного взаимодействия между странами БРИКС. В ходе визита мы, конечно же, встретились с нашими китайскими партнерами, провели китайско-российскую подкомиссию. Обсудили состояние и уровень наших взаимоотношений. ФТС России сейчас активно работает над снижением административной нагрузки на бизнес. И в этом плане мы также успешно сотрудничаем с китайской таможенной администрацией. Россия и Китай проводят эксперимент по взаимному признанию результатов таможенного контроля. При перемещении товара достаточно провести контроль в одной стране, и результат проверки признается другой стороной. Если товарная партия формируется в Китае, то российская таможня признает эти результаты, если в России — китайская таможня. — Это сокращает время прохождения таможни? В. И. Булавин: Существенно сокращает, ведь товар проверяется один раз. Насколько — сказать сложно, все зависит от объема конкретной партии. В стадии подписания находится соглашение об обмене снимками инспекционно-досмотровых комплексов. Если товарная партия проходит через инспекционно-досмотровый комплекс, то эти снимки пересылаются или нами в Китай, или из Китая к нам. Это поможет потом идентифицировать товарные партии на территории, куда они ввозятся. — Удается ли таможне совершенствовать методы контроля? Каким образом? В. И. Булавин: Основным инструментом выполнения контрольных функций является система управления рисками. Федеральная таможенная служба достаточно успешно работает в этом направлении. Риск-ориентированный подход внедрен уже несколько лет. Это дает нам возможность проводить контроль перемещаемых грузов выборочно и только тех, по которым срабатывает наша система. В 2016 году мы контролировали всего лишь 2,8% всех перемещаемых товарных партий. Сейчас мы активно ведем переговоры с нашими китайскими партнерами по синхронизации наших систем управления рисками. Это тоже снизит контрольную нагрузку на бизнес. В рамках Восточного экономического форума мы встречались с заместителем руководителя японской таможенной администрации, который находится здесь по нашему приглашению, и также обсудили вопросы двустороннего сотрудничества. В апреле 2017 года был подписан базовый меморандум об оказании взаимной помощи в таможенной сфере и содействии торговле. Создана двусторонняя рабочая группа, мы начали обмениваться статистической информацией. У нас динамично развиваются отношения также с Республикой Корея, с корейской таможенной администрацией. Считаю, что в дальневосточном регионе мы должны активно работать с соседями, чтобы качественно решать вопрос по снижению административной нагрузки на бизнес. Думаю, что и дальше мы сохраним нарастающие темпы развития отношений. В конечном счете это даст позитивный результат для бизнеса, повышения уровня деловой активности и инвестиционной привлекательности региона. Мы многое делаем также для реализации транзитного потенциала дальневосточного региона. С прошлого года внедряется процедура электронного транзита. Дальний Восток показывает лучшие результаты. 95% всех транзитных перевозок по Дальнему Востоку оформляется в электронной форме. Около 90% всех международных почтовых отправлений, которые получает Россия, — это отправления из Китая. Запускался проект по ускорению оформления, когда уведомление становится таможенной декларацией. Расскажите про этот проект, какие результаты и, возможно, что-то еще делается в этом направлении? В. И. Булавин: В прошлом году международных почтовых отправлений с товарными вложениями, как мы их называем, было 225 млн штук. В этом году мы вместе с «Почтой России» обрабатываем 1,2 млн отправлений в день. За год получится порядка 500 млн. Причем, действительно, большая часть приходится на Китай. В Сямыне мы имели предметный разговор по этому поводу с Сямынской таможней и с таможенной администрацией Китая. Если взять, например, Сямынь, то они формируют 1,2 млн отправлений в год вообще, из них миллион — в Российскую Федерацию. — Почему именно Сямынь, а другие города? В. И. Булавин: В Сямыне проводился БРИКС, и мы обсуждали с коллегами вопрос международных почтовых отправлений на конкретном примере. Конечно, есть Шанхай, Пекин, Харбин, где потоки больше. Но даже в Сямыне на одного выпускающего инспектора в день приходится 600 деклараций. Как вы понимаете, в таких условиях сложно все декларации даже прочитать. В этой связи меры контроля, которые существуют в России на сегодняшний день, оправданы. И они дают результат. В потоке таможенники выявляют значительное количество запрещенных товаров, которые пытаются ввезти в Россию. Например, холодное оружие, запчасти к огнестрельному оружию, средства скрытой аудиозаписи и видеофиксации. — Вы говорите конкретно про посылки из Китая или вообще про все международные отправления? В. И. Булавин: Основной отправитель сейчас — Китай. В авиационных таможнях, которые занимаются контролем международных почтовых отправлений, в соответствующих терминалах можно открывать своеобразный музей всего, что мы изымаем. Нужно серьезным образом подумать над двумя вещами. Во-первых, как быстро оформлять весь этот нарастающий поток посылок с зарубежными товарами. Считаю, что можно поработать с нашими китайскими коллегами, возможно — договориться о нашем присутствии в какой-то форме при формировании почтовых отправлений у них. — Прямо в китайских городах? В. И. Булавин: Да. Мне представляется это перспективным направлением. Мировая практика на сей счет имеется, как и по другим направлениям таможенного контроля. Во-вторых, мы должны подумать о том, чтобы этот поток не был односторонним — только в Российскую Федерацию. Мы должны думать о том, что мы можем предложить на мировом рынке интернет-торговли. В прошлом году мы вместе с «Почтой России» подписали соглашение об ускоренном отправлении посылок из Российской Федерации. Смысл в том, что почтовой квитанции достаточно для отправителя, чтобы эта посылка, отправленная из Москвы или из других городов, нашла своего покупателя за рубежом. Все остальное — это дело технологии, таможенной и почтовой. — Это ваше соглашение принесло свои плоды? Отправлений стало больше? В. И. Булавин: Их стало больше, но поток пока весьма скромный. — А вы сотрудничаете с Российским экспортным центром? Их большой проект «Мейд ин Раша», собственно, на это и нацелен — чтобы российские товары стали популярны. В. И. Булавин: У нас есть соглашение с Российским экспортным центром, к которому присоединились и наши деловые круги. Соглашение носит рамочный характер, но по нему есть движение. В частности, экспортный центр в качестве базового определил терминал Ворсино в Калужской области. Сейчас мы с китайскими партнерами ведем разговор об ускоренном оформлении наших экспортных грузов со станции Ворсино до станции Шилун в Китае. Работа находится в стадии согласования. — А по срокам, когда можно говорить, что этот коридор заработает на полную мощность? В. И. Булавин: Это может быть к концу этого года. Этими вопросами нужно заниматься системно и каждодневно. В Китае им придается огромное значение. Созданы выставочные залы, куда может прийти любой человек и увидеть то, что может заказать по электронной торговле. — Это в Китае? В. И. Булавин: В Китае. В этих залах можно выбрать и наглядно посмотреть продукцию, пощупать и заказать ее, отправить. Думаю, что в России тоже должны идти по этому пути. — Расскажите, про свободный порт Владивосток. Оцените, насколько там налажена работа, и что нужно еще усовершенствовать с точки зрения таможенного оформления? В. И. Булавин: Во-первых, мы перешли на круглосуточный режим работы по свободному порту Владивосток. Во-вторых, в полной мере реализован принцип одного окна, и все виды государственного контроля сейчас осуществляются таможенными органами. Это касается и карантинного контроля, и фитосанитарного, и всех других. В-третьих, нами введено предварительное информирование о перемещаемых грузах и товарных партиях в свободном порту Владивосток. Наши замыслы о введении предварительного информирования на морском транспорте мы начали реализовывать с Дальнего Востока. Эта процедура уже стала обязательной на железнодорожном транспорте, авиационном и автомобильном, и сейчас она начинается на море. Многое удалось сделать благодаря порталу «Морской порт». Эта интеллектуальная платформа реализует принцип одного окна. Ею могут пользоваться как контролирующие органы, так и портовые администрации, разгрузо-погрузочные компании. В течение года мы эксплуатировали портал, нарабатывали определенный опыт. Выявленные отдельные недостатки мы обсудили в диалоге с бизнесом, определили перспективы. В самое ближайшее время мы сделаем так, чтобы к этому информационному ресурсу ФТС России не было вопросов, прежде всего у участников внешней экономической деятельности. — Скажите, по поводу проекта по маркировке шуб — уже можно подвести какие-то первые итоги и оценить его эффективность? В. И. Булавин: Первые итоги свидетельствуют о том, что нам удалось, во-первых, легализовать рынок, вывести многое из тени. Прошел год с августа 2016 года. Окончательный итог можно будет подвести, когда будут проданы остатки шуб, которые были на тот период. Второе: количество контрольно-измерительных знаков, которыми маркируется продукция, свидетельствует о том, что легализованных шуб в стране стало в разы больше, чем был официальный объем продаж в 2015 году. Кроме того, по официальным данным, стало больше отечественных фирм, которые заняты бизнесом на этом направлении. Несомненно, эта мера дала положительный эффект. Подчеркну, что это первый отечественный опыт прослеживания товаров от выпуска и до контрольно-кассовой техники магазинов и торгующих предприятий. Этот опыт мы будем и дальше наращивать. Сейчас под эгидой Минфина России мы ведем активную работу совместно с налоговиками. — А ближайшее время, это когда? В. И. Булавин: К концу этого года определим дальнейшие шаги, а в 2018 году начнем активно этим заниматься. Чтобы широко применять эту процедуру, нужна перенастройка и наших информационных систем, и информационных систем Федеральной налоговой службы. Сложность в чем? Федеральная таможенная служба администрирует товарные партии, товары. ФНС администрирует деньги. Весь вопрос сейчас в сопряжении наших информационных систем. Наши специалисты предложили решение этой проблемы. Предполагается, что это будет замкнутая система с обратными связями, из которой мы также будем получать данные, что дальше происходит с товаром, который выпущен в свободное обращение. Действительно ли он происходит из той страны, что была указана при декларировании? Действительно ли таможенная стоимость такая, которую указал участник внешнеэкономической деятельности? Действительно ли применен правильный код товарной номенклатуры? Это большая системная работа. — Подскажите, какие товары, в принципе, могут войти в этот перечень? Какой круг товаров обсуждается сейчас и насколько он будет большим? В. И. Булавин: Я думаю, что для начала это будет десяток товаров. Совершенно ясно, это будет не мелочевка. — То есть, не сигареты? В. И. Булавин: Каждую пачку не промаркируешь. Думаю, например, туда должны войти товары, относящиеся к электронной технике. К концу года будет решено, какие товары туда войдут. — Еще есть один проект, тоже достаточно громкий, популярный — проект Tax Free, который предлагал Минпромторг. Он задерживается? В. И. Булавин: В этом проекте у таможни только одна функция. Мы должны будем зафиксировать то, что куплено, и сообщить уполномоченному органу, который дальше будет поддерживать контакты с налоговиками. Сначала предполагалось делать это в ручном режиме, а дальше — в автоматическом, с использованием информационных систем. Что касается ФТС России, как только будет принято такое решение, мы готовы к исполнению этой функции. — А это потребует увеличение штата таможни? В. И. Булавин: Потребует, но незначительного. Около 25 инспекторов. Пока в Питере, Москве и в Сочи. — Таможенный кодекс ЕАЭС, по идее, должен заработать с 1 января. Все ли у нас готово? Много ли нам придется менять в нормативной базе? Почувствуют ли изменения простые жители России? Или для нас ничего не изменится? В. И. Булавин: Если к простым жителям России отнести участников внешнеэкономической деятельности, то они почувствуют. Вы знаете, что кодекс принят. Новый таможенный кодекс ЕАЭС должен вступить в силу с 1 января 2018 года. А до этого нам нужно национальную базу привести в соответствие с наднациональным кодексом. Новая редакция закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации» подготовлена. Она размещена на портале Минфина. Все могут ознакомиться с содержанием законопроекта.

— Он уже принят? В. И. Булавин: Законопроект обсуждается. Участие в этом процессе принимает и бизнес. Но все новеллы и кодекса, и закона не носят для бизнеса отягощающего характера. Скорее, наоборот. Кроме этого, предстоит принять около 200 различных нормативных актов на уровне Минфина, Правительства Российской Федерации и, самое главное, решений ЕАЭК. Федеральная таможенная служба свою часть пути прошла в этом плане. Сейчас посмотрим, какие предложения будут со стороны бизнеса. Если будет необходимо, то на имеющихся у нас площадках — на Общественном совете, на Экспертно-консультативном совете — проведем дополнительные консультации по законопроекту. Стоит задача, чтобы все нормативные базы с 1 января вступили в силу и мы начали жить в условиях нового Таможенного кодекса ЕАЭС и нового федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации». Задача непростая, но мы к этому готовы. Для Федеральной таможенной службы нет в новом таможенном кодексе ничего такого, над чем пришлось бы работать с чистого листа. Многие таможенные новые процедуры, таможенные режимы нами хорошо изучены в рамках экспериментов, которые мы проводили в последние годы. Новеллы законодательства мы уже применяем на практике.

Заказываете на AliExpress? В Эстонии создают удобную систему для декларирования товаров из-за пределов Европы (8)

С 1 июля вступят в силу общеевропейские налоговые изменения, в рамках которых товары из третьих стран (таких, как США, Китай, а теперь и Великобритания) стоимостью менее 22 евро также должны декларироваться и облагаться налогом с оборота. Это означает, что для товаров из-за пределов ЕС будет отменена нижняя граница налогообложения.

Читаемые

Легковой автомобиль перевернулся на бок, водитель скрылся с места происшествия

За рубежом

Франция: Европе нужна еще одна страховка жизни в дополнение к НАТО

Самолет, направлявшийся в Курессааре, вернулся в Таллинн из-за ледяного дождя

Новости дня

«Новости в 7» за 12 февраля: откуда сверхприбыли у «Tallinna Vesi», лица российского сопротивления, удивительные традиции и обычаи эстонской Масленицы и разрушающий стереотип о «женской» работе мужчина

Стали ли цепные аварии новой нормой в Эстонии?

За рубежом

В результате пожара в крупнейшем парке развлечений Швеции 12 человек получили ранения

Потребитель также должен учитывать, что налогообложение товаров зависит от времени прибытия товара в страну, а не от того, когда товар был приобретен. Это означает, что клиент должен декларировать и уплачивать налог с оборота на все товары, прибывшие из-за пределов ЕС 1 июля или позже, вне зависимости от того, были ли товары приобретены в интернет-магазине третьей страны в июне, мае или ещё раньше.

Для более удобного декларирования товаров Omniva разрабатывает приложение на платформе Minu.Omniva.ee, при помощи которого можно будет отслеживать прибывающие посылки, уплачивать необходимые налоговые ставки или разрешить Omniva самостоятельно декларировать посылки за себя.

«Разрабатываемое приложение поможет людям соблюдать необходимые формальности, экономя время, и предоставит возможность решать все вопросы, связанные с декларацией, в одной системе. Если предварительная электронная информация о посылке корректно поступает из страны отправления, то посылку можно будет быстро и удобно задекларировать в системе ещё до прибытия в Эстонию. В таком случае по прибытии посылка будет отправляться получателю сразу, без дополнительных задержек из-за таможенных формальностей», – сказала руководитель отдела международных услуг Omniva Марита Мяги.

Если раньше услуга удобного декларирования стоила 10 евро за посылку, то теперь взимаемая плата за услугу для беспошлинных посылок (то есть посылок стоимостью менее 150 евро) в несколько раз ниже благодаря автоматизированному решению. Помимо налогов на импорт, заказчик с целью компенсации колебания курса валют должен уплатить небольшую буферную плату, переплаченная часть которой автоматически возвращается на банковский счет клиента, как только посылка прибывает в Эстонию и выпускается таможней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *