Сколько решений пфр столько исков
Перейти к содержимому

Сколько решений пфр столько исков

  • автор:

Спор с госорганом: когда гражданин выиграет

Неправильно начислили пенсию или вычеркнули из очереди на получение жилья после долгих лет ожидания — столкнуться с необоснованным отказом госорганов может каждый. А отстоять свои права в суде будет не так легко, предупреждают юристы. Нужно не бояться идти в вышестоящую инстанцию после отказа, вплоть до Верховного суда. Право.ru подготовило подборку дел, где гражданам удалось выиграть у государственных органов. Эксперты объяснили, какие аргументы усилят позицию заявителей в подобных спорах.

Добилась пенсии через суд

15 августа 2017-го Эльмира Атасова* обратилась в пенсионный фонд, чтобы оформить пенсию по старости. Для этого важно не только достичь определенного возраста (в 2017-м году он составлял 55 лет для женщин), но и иметь минимальный страховой стаж — это сумма времени, когда в течение жизни гражданин уплачивал страховые взносы. Атасовой, чтобы получить пенсию, нужно было иметь не менее 8 лет стажа. Но при подсчете этого периода орган вычеркнул время, когда женщина находилась в декрете. Она представила свидетельство о рождении двух детей, а фонду нужен был документ, подтверждающий ее декрет — справка об отпуске по уходу за ребенком. В итоге ее стаж составил менее чем 6 лет, и ей отказали в пенсии.

8 августа 2018 года женщина обратилась в орган повторно и уже представила все необходимые бумаги. Пенсию ей согласились выплатить, но с момента ее второго визита.

Тогда женщина обратилась с иском к главному управлению Пенсионного фонда № 3 по Москве и Московской области. Суд она просила отменить первое решение госоргана об отказе в пенсии, признать за ней право на получение выплат с момента первого обращения (с 15 августа 2017-го) и обязать чиновников выплатить недостающую пенсию с 15 августа 2017-го по 8 августа 2018-го. Свои требования Атасова объяснила тем, что сам ответчик должен был запросить недостающие документы в соответствующих органах или у нее самой.

Но первая инстанция оказалась на стороне госоргана. Лефортовский райсуд Москвы решил, что при первом обращении ей отказали обоснованно. Ее право на пенсию проверяли исходя из представленных документов. То есть она сама виновата в том, что не собрала все нужные справки. В итоге суд ей отказал, а с этой позицией согласились апелляция и кассация. Но истица не сдалась и пожаловалась в Верховный суд (дело № 5-КГ21-26-К2). «Тройка» под председательством Людмилы Пчелинцевой изучила Правила обращения за страховой пенсией, утвержденные приказом Министерства труда и социальной защиты от 17.09.2014. В них сказано, что при приеме заявления гражданина об установлении пенсии орган Пенсионного фонда:

  • проверяет правильность оформления заявления;
  • разъясняет заявителю, какие документы он должен представить дополнительно;
  • выдает уведомление и указывает в нем перечень недостающих документов и сроки их представления.

ВС подчеркнул, что нижестоящие инстанции эти правила не изучили и не выяснили, объяснили ли истице, каких документов не хватает и в какие сроки она может их донести. Коллегия обратила внимание на пояснения представителя Атасовой. Он указывал, что пенсионный орган не объяснил его доверительнице, что нужно принести дополнительные бумаги. В итоге ВС отменил решения трех инстанций, а спор вернул в Лефортовский районный суд г. Москвы. Рассмотрев дело еще раз, суд удовлетворил требования пенсионерки частично, акт по делу не опубликован (дело № 02-2992/2021).

Споры о неверном назначении пенсий можно часто встретить на практике. Нурида Ибрагимова, руководитель департамента контроля качества Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. группа Банкротство (реструктуризация и консультирование) × , считает такие дела одними из самых тяжелых: «Зачастую приходится продираться через многоуровневые расчеты пенсий, с которыми без бухгалтерской экспертизы простой обыватель, а тем более пенсионер, не справится».

Эксперт говорит, что в подобных случаях эффективнее сразу идти в суд: сам Пенсионный фонд порой дает такой устный совет. Это подтверждает и Екатерина Болдинова, партнер, руководитель налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting Five Stones Consulting Федеральный рейтинг. группа Трудовое и миграционное право группа Налоговое консультирование и споры (споры) группа Фармацевтика и здравоохранение (фармацевтика) группа Частный капитал × . По ее словам, после пенсионной реформы участились ситуации с неверным подсчетом наступления пенсионного возраста. В таких случаях нужно обращаться в суд и обжаловать решение ПФР. В в резолютивной части суд устанавливает дату, с которой должна быть назначена пенсия, и только после этого у ПФР отпадают все вопросы.

Отказали в выплате

Часто споры с госорганами касаются отказов во льготах и выплатах, говорит Ибрагимова. Граждане оспаривают решения, когда чиновники не хотят выдавать им маткапитал или не перечисляют региональные выплаты семьям с детьми или малоимущим.

Валентина Щербанова* — пенсионерка из Челябинской области. Каждый месяц она получала пенсию 6700 руб. Ее размер — ниже прожиточного минимума в регионе (7400 руб.). Жила она в ипотечной квартире. Ежемесячный платеж 9800 руб. за Щербанову оплачивали родственники.

В конце 2016-го женщина обратилась в соцзащиту Сосновского муниципального района Челябинской области для того, чтобы ей предоставили субсидию на оплату жилья и коммунальных услуг как малоимущей (Постановление Правительства России от 14.12.2005 № 761 «О предоставлении субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг»).

Чтобы определить совокупный доход Щербановой в месяц, соцзащита сложила ее пенсию и платеж по ипотеке. Вышло 16 500 руб. Сотрудники управления решили, что на оплату жилья в месяц у нее уходит не больше 22%, и из этих соображений выплатили ей за январь 2017-го 160 руб., а спустя месяц — 897 руб. С этим расчетом женщина не согласилась: она настаивала, что платеж по ипотеке учитывать не стоит. Пока в органе выясняли, как же нужно платить пенсионерке, она задолжала за коммуналку. Поэтому в марте выплату субсидии приостановили, а в мае ей совсем отказали в поддержке.

Тогда Щербанова обратилась в суд. Она просила обязать соцзащиту пересчитать причитавшуюся ей поддержку исходя из реального дохода — пенсии в 6700 руб., а еще отменить решение о прекращении выплат, компенсировать ей моральный вред (сумма не указана) и судебные расходы.

Пенсионерка уверяла, что находится в тяжелом материальном положении. Из-за неверного определения размера субсидии и начисления слишком маленьких сумм она не могла оплачивать коммунальные услуги. Первая инстанция встала на сторону госоргана, так как по общему правилу субсидию выплачивают, если у гражданина нет долга по оплате жилья. А управляющая компания подтвердила, что пенсионерка не оплатила ЖКУ, а значит и деньги ей не положены. С этим согласилась и апелляция, тогда Щербанова пожаловалась в Верховный суд (дело № 48-КГ18-28).

ВС обратил внимание на административный регламент по предоставлению такой субсидии, который утвердило правительство Челябинской области. В нем есть пункт, что орган соцзащиты не может прекратить выплату, если задолженность образовалась по уважительным причинам. Суд указал, что к ним относится тяжелое материальное положение, невыплата зарплаты, болезнь и другое. В таких случаях отказать в субсидии нельзя. Вместо выяснения всех обстоятельств спора, суды ограничились указанием на правомерность действий ответчика, указал ВС. В итоге он отменил решения нижестоящих инстанций, а спор вернул в районный суд. Информации о новом рассмотрении на сайте суда нет.

Семь лет в ожидании квартиры

В 2009 году Елена Иванова вышла замуж за Дмитрия Горина*, у них родился ребенок. Собственного жилья молодая семья не имела, поэтому им пришлось жить у тещи. Кроме них там же проживал брат молодой жены. Места всем не хватало. Тесно было и по жилищным нормам: на пятерых им полагалось жилье площадью 60 кв. м., а площадь их квартиры составляла только 47,5.

Поэтому в 2012-м Гориных поставили на учет для улучшения жилищных условий как молодую семью. Семь лет они простояли в очереди, а потом из списка их исключили. Специальная комиссия при администрации Кингисеппского района Ленинградской области узнала, что брат Елены получил 1/2 доли в доме, которые тоже нужно учитывать. А вместе с ней на каждого члена семьи Гориных приходилось больше учетной нормы.

Но с этим Елена Горина не согласилась. Чтобы восстановиться в списках участников жилищных программ, она обратилась в суд и объяснила, что к брату они не переезжали. То, что их родственник стал собственником части дома, никак не повлияло на ее семью, которая, как и раньше, ютится в маленькой квартире. Первая инстанция решила, что у администрации были все основания, чтобы исключить Горину и ее родных из числа нуждающихся в улучшении жилищных условий. Такого же мнения оказались апелляция и кассация. Только ВС, до которого дошел этот спор, указал, что сам по себе факт родства сестры с братом не свидетельствует, что они члены одной семьи. Это не означает и то, что площадь принадлежащего брату дома нужно учитывать при определении обеспеченности Гориной и ее детей жильем. ВС отменил акты трех инстанций и принял по делу новое решение: он удовлетворил административный иск Гориной, признав незаконным исключение семьи из списка нуждающихся в жилье (дело № 33-КАД20-3-К3).

«Неподходящий» исполлист

Предприниматель Петр Белый* задолжал Владимиру Рябкову* деньги. Мировой судья судебного участка № 1 Ленинского судебного района г. Ульяновска взыскал с бизнесмена долг и выдал Рябову исполнительный лист. С ним мужчина обратился в отдел по ЦАО № 3 УФССП России по Москве. Но в возбуждении исполнительного производства ему отказали, потому что в документе не указали сведения о должнике и взыскателе: дату и место рождения Белова, а еще место госрегистрации должника как индивидуального предпринимателя.

Тогда Рябков обратился в суд, чтобы признать незаконным постановление пристава об отказе в возбуждении исполнительного производства. Первая инстанция ему отказала, а вот Мосгорсуд внимательнее изучил исполлист. Оказалось, что в нем есть данные о регистрации Белова по месту жительства, ИНН и ОГРН индивидуального предпринимателя. По этим сведениям приставы могли идентифицировать должника. А из сведений ЕГРИП возможно установить дату и место рождения, а еще место и дату регистрации Белова в качестве ИП.

Исполнительный документ не содержал недостатков, которые бы мешали судебному приставу возбудить на его основании исполнительное производство и совершать по нему исполнительные действия, указала апелляция.

В итоге апелляция отменила решение первой инстанции, а требования должника удовлетворила (дело № 33а-6017/2019).

Гражданам удавалось выиграть и в других спорах с приставами, например когда долг вместо должника списали с его тезки и накладывали арест на газовую плиту, унитаз, зеркало, две двери и комод. «Но практикующие юристы утверждают, что служба судебных приставов — это один из самых проблемных госорганов для взаимодействия», — предупреждает Вячеслав Балдин, адвокат Адвокатское бюро Asterisk Адвокатское бюро Asterisk Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры: high market) группа Банкротство (споры mid market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты 26 место По выручке × . Сложность, по его словам, в том, что дозвониться до конкретного судебного пристава сложно даже в приемные часы. А из-за пандемии общение с приставом зачастую возможно только путем обмена документами.

Поэтому в случае несогласия с действиями сотрудников ФССП имеет смысл обратиться в суд. Балдин говорит, что зачастую судебный пристав приходит в суд с постановлением, уже отмененным начальником отдела, и суд прекращает производство, так как нет предмета рассмотрения. Но это уже результат для гражданина, так как его цель достигнута, уверен эксперт.

Деньги, которые нельзя трогать

Ветеран боевых действий Дмитрий Радьков* получал пенсию на свой единственный счет в банке. Но у мужчины накопились долги за неуплату налогов в размере 2,3 млн руб. Что именно за долги неизвестно, но в судебных актах сказано, что он занимался предпринимательством. В 2012 году судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании суммы долга со счета Решетова. С 2012 по 2018 год с его карты сняли 123 454 руб. После этого Радьков узнал, что задолженность нельзя гасить за счет его «ветеранской» премии. Тогда он обратился к своему приставу, который отменил постановление, но уже взысканные деньги возвращать отказался.

Ветеран обратился в суд, он требовал вернуть списанную сумму (123 454 руб.), а еще возместить средства, потраченные на услуги представителя (20 000 руб.). Первая инстанция оказалась на стороне ФССП, решив, что истец сам не предупредил должностных лиц о природе денег. Они не знали, что трогать их нельзя. По мнению райсуда, сам пристав выяснять происхождение средств на счете должника не должен. С этим согласилась и апелляция. А вот ВС занял другую позицию, решив, что судебный пристав должен выяснить вид счета и целевое назначение денег. Поэтому коллегия отменила решения и вернула дело в апелляцию (дело № 47-КП9-14). При новом рассмотрении суд отменил решение первой инстанции и взыскал с ФССП в пользу пенсионера 123 454 руб. в качестве убытков, а еще 20 000 руб., потраченные на юриста.

Советы для граждан в спорах с госорганами

Споров граждан с госорганами очень много, и их было бы еще больше, если бы граждане знали о своих правах, уверена Болдинова. Владимир Колганов, юрист ЮК Юридическая компания «Генезис» Юридическая компания «Генезис» Региональный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры: mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × , говорит, что в первую очередь нужно разобраться в вопросе. Если речь про социальное пособие — прочитать закон, который регулирует его выдачу, а при обращении в налоговую за вычетом — с Налоговым кодексом, приказами и письмами ФНС с толкованием процедуры выплат. Но понять официальные документы обычному гражданину сложно, признает эксперт.

Поэтому Ильсур Закиров, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры: mid market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (реструктуризация и консультирование) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право 14 место По количеству юристов 20 место По выручке на юриста 24 место По выручке Профайл компании × , полагает, что в таких спорах нужно обращаться к профессионалам. По словам Балдина, необязательно, чтобы юрист все делал за вас. Достаточно получить консультацию и понять, в каком направлении двигаться. Еще юрист сориентирует в судебной практике и объяснит, какие доказательства нужно собрать.

Еще один важный совет — фиксировать любое действие или бездействие должностного лица. Вести переговоры с госорганом только письменном виде. А если вам в чем-либо отказывают, то нужно попросить письменный отказ.

По такой категории споров претензию до обращения в суд направлять необязательно (за исключением обжалования актов налоговой). Ольга Рогачева, адвокат АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Банкротство (споры mid market) группа Уголовное право × , считает, что гражданин может только потратить время на досудебный порядок. Она советует сразу обращаться с иском. Но отстаивать свои права в суде нужно решительно, иначе и не стоит начинать, предупреждает Колганов. Нужно быть уверенным в своей правоте и не бояться идти до конца, даже после отказов первой и апелляционной инстанций.

Однозначно можно рекомендовать доходить до Верховного суда для отстаивания своих интересов. К великому сожалению, именно ВС начинает глубоко разбираться в ситуации ущемленных граждан и нередко встает на их сторону.

Нурида Ибрагимова, руководитель Департамента контроля качества Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. группа Банкротство (реструктуризация и консультирование) ×

* Имена и фамилии участников споров изменены редакцией.

Судья ВС призывает коллег быть внимательнее к искам ПФР и мотивировать компенсации морального вреда

Председатель судебного состава по трудовым и социальным делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС Людмила Пчелинцева отметила, что пенсионные органы массово приходят в суды за взысканием с граждан переплат по пенсиям

10 февраля 2021

Фотобанк Лори

Людмила Пчелинцева также обратила внимание и на другую проблему: нижестоящие инстанции нередко не объясняют, почему взыскивают компенсацию морального вреда именно в таком размере.

Как ранее сообщала «АГ», 9 февраля по веб-конференции прошло совещание судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Читайте также

По мнению Вячеслава Лебедева, дела о «домашнем насилии» целесообразно отнести к делам частно-публичного обвинения

На совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов председатель ВС рассказал о статистике рассмотрения дел в 2020 г. и о планируемых к принятию постановлениях Пленума

10 февраля 2021 Новости

Председатель судебного состава по трудовым и социальным делам Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Людмила Пчелинцева обратила внимание нижестоящих инстанций на отдельные ошибки, которые приходится исправлять судьям ее состава.

Прежде всего докладчик напомнила, что на прошлогоднем аналогичном совещании Вячеслав Лебедев поставил задачу обеспечить социальную направленность правосудия: «Мы всегда об этой задаче помним, и я надеюсь, что наши коллеги в судах общей юрисдикции, в кассационных, апелляционных судах также в своей работе всегда помнят об этой задаче».

По словам Людмилы Пчелинцевой, в 2020 г. почти по каждой пятой кассационной жалобе судьи состава по трудовым и социальным делам восстанавливали срок ее подачи. Они учитывали разные причины: болезнь и инвалидность заявителя, многодетность его семьи, связанные с пандемией ограничения. «Мы принимали во внимание и такие обстоятельства, как затруднения в подготовке кассационной жалобы, о чем указывал заявитель: нет денег на юриста, сам изучал вопрос, для этого требовалось много времени. То есть мы принимали во внимание обстоятельства, которые были связаны в первую очередь с личностью заявителя. Ну и, конечно же, характер спора», – рассказала председатель состава. Судьи также предоставляли отсрочки по уплате госпошлины и освобождали от ее уплаты. Как правило, учитывалось материальное и семейное положение гражданина-заявителя.

Читайте также
ВС защитил граждан, которые вовремя не обратились в ПФР за выплатой накоплений умершей матери

Суд подчеркнул, что вопрос об уважительности причин пропуска такого срока подлежит разрешению с учетом обстоятельств конкретного дела, поскольку единого перечня уважительных причин в законе нет

12 августа 2020 Новости

Людмила Пчелинцева отметила, что в 2020 г. судьи ее состава рассмотрели в заседаниях 186 дел и удовлетворили кассационные жалобы во всех случаях. Самая распространенная категория дел – пенсионные споры, их было рассмотрено гораздо больше, чем в 2019 г.: 46 против 25. Рост дел, по мнению председателя состава, связан не только с ошибками судов, но и с массовым обращением пенсионных органов в суды с требованием о взыскании с граждан пенсионных выплат в качестве неосновательного обогащения. «Эти требования удовлетворялись, с граждан взыскивались средства. Коллегия обратила внимание на то, что для удовлетворения такого требования истец должен доказать, исходя из положений ст. 1102, 1109 ГК, недобросовестность получателя или наличие счетной ошибки. И в качестве средства защиты ответчиками, гражданами по этой категории споров применялось заявление о пропуске пенсионным органом срока исковой давности», – рассказала судья.

Она подчеркнула, что по этой категории дел действует презумпция добросовестности получателя, доказывать недобросовестность должен истец. «Срок исковой давности исчисляется не только с момента, когда пенсионный орган узнал о том, что не имеется оснований для получения гражданином той или иной выплаты, но и когда должен был узнать», – подчеркнула Людмила Пчелинцева. На этот критерий, по ее словам, суды не всегда обращают внимание. «Если на протяжении многих лет пенсионный орган “не видит”, что на пенсионный лицевой счет гражданина поступают взносы, что говорит о том, что гражданин работает и не может получать региональную социальную доплату к пенсии, то в таком случае мы не можем обвинять в этом гражданина. Это плохая работа пенсионных органов, которые должны ежегодно проверять расходование средств пенсионного фонда», – считает судья.

Читайте также
В каких случаях излишне выплаченное пособие подлежит возврату как неосновательное обогащение?

Верховный Суд отметил, что судам, в первую очередь, следовало установить наличие счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя ежемесячных денежных выплат

01 ноября 2019 Новости

Удивляют и суммы, которые взыскивают суды по требованию пенсионных органов. «Достаточно просто обратиться в суд – и решение будет в пользу истца. В Санкт-Петербурге взыскали с гражданки 1938 года рождения – 38-й год рождения! – 1 млн 350 тыс. руб., – возмутилась Людмила Пчелинцева. – Причем эта выплата, по мнению пенсионного фонда, незаконная, накапливалась на протяжении 16 лет. Возникает вопрос, как работал пенсионный фонд? Мы хотели бы обратить внимание на эту категорию дел. Эти иски продолжают предъявляться пенсионными органами». По ее мнению, те определения, в которых СКГД уже высказала свое мнение, позволят судам правильно разрешать споры.

Аналогичные иски предъявляют и органы социальной защиты к получателям социальных выплат. «Причем опять речь идет о большой накопленной сумме», – подчеркнула докладчик. При этом суды ошибаются в правовой природе выплат. В ст. 1109 ГК не просто названы суммы, которые нельзя взыскать обратно с гражданина, а дана их общая характеристика – «суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию», напомнила Людмила Пчелинцева. «И вот суды полагали, что компенсация, скажем, на оплату жилищно-коммунальных расходов – это не средства к существованию. Или та выплата, которая предоставляется усыновителю ребенка, – это тоже не средства к существованию», – рассказала она. Чтобы взыскать такие средства с гражданина, также необходимо установить его недобросовестность или счетную ошибку, подчеркнула докладчик.

Еще один вопрос, который затронула Людмила Пчелинцева, – материальная ответственность работника. В одном из дел метрополитен хотел взыскать расходы на обучение кандидата, который претендовал на должность работника службы безопасности. Мужчина заключил ученический договор, успешно освоил практическую и теоретическую части, но не прошел аттестацию из-за особенностей «личностных качеств», т.е. не по своей вине. Сумма для компании небольшая – 28 тыс. руб., но в судебном заседании в ВС представитель организации пояснил, что таких граждан много, поэтому компании важна правовая позиция Суда.

«Так вот, наша правовая позиция заключается в следующем. Суды разрешали этот спор, ссылаясь на нормы Гражданского кодекса, расценили это как убытки метрополитена и взыскали средства с гражданина. Судебная коллегия по гражданским делам сказала в своем определении о том, что здесь применяется Трудовой кодекс. В Трудовом кодексе есть ст. 207, которая говорит о том, что с ученика могут быть взысканы расходы на обучение только в том случае, если он не выполнил свои обязательства по договору без уважительной причины. В данном случае никакой вины гражданина в том, что он не прошел аттестацию, не было», – подчеркнула судья.

Она также обратила внимание на иски о компенсации морального вреда, связанные с несчастными случаями на производстве и нарушением трудовых прав работников. «Работник 8 лет работал у работодателя, а трудовые отношения не оформлялись надлежащим образом. Помимо установления факта трудовых отношений и требования оформить эти отношения надлежащим образом работник попросил компенсацию морального вреда. 8 лет нарушались трудовые права. Работник просит 100 тыс. руб., суд присуждает 5 тыс. По этому поводу Верховный Суд высказал соответствующее суждение. Конечно, эта сумма недостаточна», – считает Людмила Пчелинцева.

Читайте также
Новую редакцию методики расчета компенсации морального вреда обсудили в Совете Федерации

Сенатор Ирина Рукавишникова провела круглый стол на тему «Регламентация порядка исчисления размера компенсации морального вреда в связи с посягательством на жизнь, здоровье и физическую неприкосновенность граждан»

03 ноября 2020 Новости

Но проблема не только в том, что этого мало, а еще и в том, что суды не мотивировали, почему такой суммы достаточно. По словам докладчика, суды нередко допускали такую же ошибку и в других делах. «Мать, которая потеряла сына на производстве. Почему суд не указывает, есть ли у матери еще дети? А сколько ей лет? А какие были семейные связи между матерью и сыном? Она же потеряла кормильца. То есть, находя основания для компенсации морального вреда, мы пока не видим мотивированных решений, которые объясняли бы, почему суд присуждает именно такую сумму компенсации морального вреда», – указала Людмила Пчелинцева.

Она согласилась с тем, что размер компенсации морального вреда – очень сложный вопрос. «Здесь речь идет о личных страданиях, о нравственных. Стандарта никакого нет. И как это измерить в деньгах… Но тем не менее нужно в решениях приводить достаточные мотивы, которые оправдывают, объясняют ту или иную сумму компенсации морального вреда», – заключила она.

На темном фонде

«Четыре года назад я решила перевести свои накопления из государственного Пенсионного фонда в негосударственный — ВТБ Пенсионный фонд. Договор о переводе средств был заключен 30 декабря 2015 года. Спустя некоторое время в справке, заказанной мной через личный кабинет на сайте ПФР, я увидела, что мои накопления находятся в другом НПФ — «Лукойл-Гарант», — рассказала моя коллега Татьяна Ефимова.

Детективная история, в которую попала не только она, но и тысячи будущих пенсионеров, повторяется как под копирку. «Выясняя, каким образом деньги ушли не туда, в телефонном разговоре с сотрудниками ПФР я узнала, что на следующий (!) день после подачи первого заявления я якобы подала другое — уже о переводе накоплений в «Лукойл-Гарант», — говорит коллега.

По действующему закону гражданину не возбраняется «передумать» и принять иное решение, отправив в Пенсионный фонд заявление, аннулирующее действие предыдущего. Этим-то и пользуются мошенники, «стряпая» такие фальшивые переводы. Откуда они берут личные данные граждан — отдельный разговор. Но факт остается фактом: уже много лет накопления граждан «гуляют» туда-сюда, из фонда в фонд. И чтобы вернуть их на «место», нужно приложить массу усилий.

Моя коллега пошла логичным путем: она добилась, чтобы «Лукойл-Гарант» прислал ей копию якобы ее заявления. И убедилась: оно фальшивое. «Подпись не моя, и даже мой адрес и мобильный телефон не соответствовали действительным», — рассказала Татьяна. Дальше она написала заявление в прокуратуру Москвы, потом в Генпрокуратуру, а те явно не торопятся отвечать.

Впрочем, единственный на сегодня действенный вариант — это добиваться возвращения своих средств через суд. Немало людей этот длинный и требующий адского терпения, затрат сил и времени путь уже прошли. Но happy end на самом деле празднуют не многие.

Москвичка Вера Кузьмина сейчас уже на конечном этапе «погони за накоплениями». А начиналось все примерно так же, как у моей коллеги. Два года назад, решив проверить свои данные на сайте госуслуг, она увидела, что ее накопления странным образом переместились из государственного Пенсионного фонда в негосударственный с многообещающим названием «Будущее». При этом никаких заявлений на перевод Вера не писала.

Обратившись в НПФ за объяснениями, Вера получила приглашение прийти на личную встречу в офис. А там сотрудники фонда. сделали ей интересное предложение: заплатить «отступные» — 70 тысяч рублей, при условии, что Вера не подаст в суд и оставит накопления у них. «Причем таких, как я, у «Будущего» было много, — говорит Вера. — У говоривших со мной лежала на столе тетрадка с фамилиями и суммами «отступных», и у многих, как я увидела, эти суммы были куда больше моей».

Вера, юрист по образованию, отказалась «дружить» с фондом-обманщиком. И начала собирать документы, чтобы обратиться в суд. Со всеми переписками, отписками и проволочками процесс занял 7-8 месяцев.

От НПФ Вера добилась копии договора (там, как у всех обманутых, стояла чужая подпись). От ПФР запросила якобы свое заявление на перевод средств, там тоже была чужая подпись, заверенная нотариусом из Московской области. Маленькое расследование показало: нотариус заявление не заверял, что письменно подтвердила Московская областная нотариальная палата. Все эти документы Вера приложила к исковому заявлению. Она говорит, что ей повезло. В Мещанском суде (иск подается в районе, где зарегистрирована организация-ответчик, в данном случае — НПФ «Будущее») дела, подобные Вериному, рассматриваются чуть ли не ежедневно. Судья, по ее словам, уже «набила руку». По иску Кузьминой решение в ее пользу было принято уже на втором заседании. А вот «собратьям» Веры по несчастью из других регионов приходилось приезжать в Москву по многу раз. «Думаю, у многих заканчивалось терпение, и они сходили с дистанции», — говорит Вера.

Решение суда было однозначным: в течение 30 дней фонд «Будущее» должен возвратить в ПФР на счет Веры всю сумму по иску, а также деньги, потраченные на услуги адвоката и государственную пошлину.

«Я сделала одну ошибку, — признается Вера. — Я не вписала в исковое заявление требование о возвращении инвестиционного дохода. И теперь, похоже, мне предстоит еще одна судебная тяжба».

Дело в том, что по действующему закону перевод накоплений из одного фонда в другой без потери инвестдохода возможен только один раз в пять лет. Если клиент решает перевести деньги раньше, этот доход он теряет (он остается в распоряжении покидаемого фонда). Такой порядок вводился вроде бы из лучших побуждений: он в какой-то мере гарантировал НПФ предсказуемость и стабильность финансовых поступлений от граждан. Но в итоге схема оказалась с подвохом: организуя мошеннические переводы, фонды элементарно «зарабатывали» из ничего, лишая клиентов дохода и присваивая эти суммы себе.

В случае с Верой вышло совсем интересно: когда ее накопления перекочевали в «Будущее», инвестдоход остался в ПФР. Но когда основная сумма накоплений вернется в государственный фонд по решению суда, инвестдоход к ней не прибавится. «Клиент должен доказать, что потерял средства», — такова суть пространного ответа, полученного Верой из ПФР.

Правда, когда материал уже был готов к печати, случилась неожиданность:Вере позвонили из ПФР и пообещали «решить» ее вопрос и вернуть инвестдоход в сентябре. Можно только гадать, почему фонд внезапно сменил гнев на милость. Возможно, потому, что проблемой заинтересовался президент, и с августа прокуратура начала активные проверки в НПФ.

«Но дело не только во мне. Если в ситуацию, подобную моей, попадают миллионы людей, значит, что-то не то с законом,- говорит Вера. — Поэтому я буду готовить новый иск, чтобы потом рассказать на своем примере, как можно отстоять свои права и вернуть свои средства».

Социолог рассказал, легко ли гражданину выиграть суд

По данным «Левада-центра», восстановить свои права в случае их нарушения считают возможным только 25 процентов респондентов. О невозможности отстаивания своих прав говорят 62 процента опрошенных. Каковы особенности судебных споров граждан, предприятий, компаний с государственными структурами? Кто и в каких случаях здесь проигрывает, кто и когда побеждает? Обсудим тему с ректором Европейского университета в Санкт-Петербурге, научным руководителем Института проблем правоприменения Вадимом Волковым.

PattanaPhong KhuanKaew / IstockPhoto

Наибольшее количество исков генерируют налоговая инспекция и Пенсионный фонд

Насколько активно государство ведет себя в судах? Кто активнее — граждане или государство?

Вадим Волков: Начнем с того, что государственные органы — чемпионы по мелким искам. Почти четверть гражданских исков против граждан генерирует Федеральная налоговая служба. Но надо понимать, что подавать судебные иски налоговую и другие госорганы обязывает закон. Они должны это делать при превышении пороговой суммы задолженности в 3 тысячи рублей. Это при том, что час работы среднего судьи стоит 3240 рублей, а стоимость рассмотрения одного дела, по нашим расчетам, — около 9000 рублей. А если посмотреть на статистику арбитражных судов, на тот сегмент судебной системы, в котором участвуют только юридические лица, то здесь самый активный истец — Пенсионный фонд, он генерирует 17 процентов всех дел (340 тыс. из 1,94 млн), причем медианная цена иска (т.е. наиболее распространенная его величина) составляет 500 руб.

Я сам, кстати, ходил в мировой суд, когда меня пытались лишить водительских прав якобы за проезд под запрещающий знак. Было три заседания, и в итоге я выиграл процесс

То есть получается, что государство судится в убыток?

Вадим Волков: С экономической точки зрения поведение многих госорганов в судах нерационально. Расходы казны (читай — средств налогоплательщиков) на взыскание недоимок выше, чем их сумма. Рациональный субъект бы так себя не вел, но здесь мы, по-видимому, имеем особый вид публичных расходов — что-то вроде затрат на легитимацию самой процедуры взыскания. Мировые суды сразу выписывают судебные приказы, а в районных судах эти иски удовлетворяются на 99 процентов, то есть в этом сегменте судебная система выступает как особая государственная канцелярия, не более того.

Это относится ко всему государству и всем типам судебного процесса?

Вадим Волков: Для исследователя нет государства «вообще», а есть отдельные госорганы, которые в судебной сфере ведут себя совершенно по-разному. Есть уголовный процесс, где государство в лице прокуратуры поддерживает обвинение в суде против частного лица или группы лиц. Есть административные правонарушения, которые граждане могут оспаривать в судах. Есть гражданские иски госорганов против граждан или иски надзорных органов к частным компаниям. А есть, например, государственные компании, которые стремятся реализовать свои интересы через арбитражные суды. Когда госкомпании в арбитражном процессе спорят с какими-нибудь частными компаниями — это спор с государством или не с государством? Так вот, во всех этих и других категориях шансы выиграть суд совершенно разные.

Взвешивая возможные риски оправдательного приговора, судья выбирает обвинительный приговор

Хорошо, тогда как вы оцениваете шансы гражданина в судебном состязании с каким-нибудь государственным органом?

Вадим Волков: Возьмем уголовный процесс. Вот статистика Судебного департамента при Верховном суде: в делах публичного обвинения, т.е. с участием прокурора, оправдательные приговоры в 2018 году составили 0,17 процента. Но есть и дела частного обвинения. Это «умышленное причинение легкого вреда здоровью», «побои» и «клевета». В этих случаях гражданин сам идет в суд и сам выступает обвинителем. В этих случаях в среднем 30 процентов оправданий или прекращений по реабилитирующим основаниям. Но если по тем же статьям было проведено предварительное расследование, то в суде появляется гособвинитель — и тогда доля оправданий уже всего один процент. По тем же статьям частного обвинения.

Получается, что судья как бы подсуживает государству?

Вадим Волков: Не обязательно. В отличие от частного обвинителя, который может «остыть» и не явиться в суд (тогда дело прекращается без последствий), прокурор приходит всегда. Вполне вероятно, что, имея на руках уголовное дело, составленное дознавателем, в каком-то случае прокурор может быть более убедителен.

Устойчивость служебного положения судьи зависит от того, какие решения он принимает в спорах граждан с государством?

Вадим Волков: Да, зависит.

То есть по определенным причинам судья заведомо на стороне государства?

Вадим Волков: Сказать, что «заведомо», было бы некорректно. Но судья понимает, что любой оправдательный приговор несет в себе риски, что это конфликт. Во-первых, оправдательный приговор обязательно будет обжалован прокуратурой.

Если обе стороны признают, что они подчиняются закону, то возникает тот самый эффект, который мы называем справедливостью. А справедливость — это залог социальной стабильности

Судья боится вынести оправдательный приговор?

Вадим Волков: В жизни судья руководствуется не только законом и своим внутренним усмотрением, а оценкой рисков и последствий принятого решения для собственной карьеры. Потому что отмена приговора может повлечь дисциплинарные меры. Судья знает, что прокурор будет обжаловать оправдательный приговор, и далее дело будет рассматривать вышестоящий суд. Оправдательные приговоры отменяются в три раза чаще, чем обвинительные. Поэтому судья не хочет рисковать. Его за отмененный приговор председатель суда не похвалит. И если судья будет раз за разом считать доказательства недостаточными и выносить оправдательный приговор, то рано или поздно судебная система найдет способ от такого судьи избавиться. Потому что его оправдательные приговоры вызывают должностные взыскания в прокуратуре и следственных органов и в итоге — межведомственный конфликт.

Я сам оспаривал обвинение и выиграл процесс у представителя ГИБДД

А в гражданских и административных исках суд чаще всего на чьей стороне?

Вадим Волков: Если говорить про обвинения в административных правонарушениях, то у граждан неплохие шансы их оспорить. Активность много значит.

Часто ли им это удается?

Вадим Волков: В 15 процентах случаев. Я сам, кстати, ходил в мировой суд, когда меня пытались лишить водительских прав якобы за проезд под запрещающий знак. Было три заседания, и в итоге я выиграл процесс у представителя ГИБДД.

Судиться с гаишниками практически бесполезно. Как вы решились?

Вадим Волков: Я сфотографировал дорожные знаки и доказывал, что они не видны. Писал ходатайства о получении дополнительной информации, о вызове в суд инспектора, которому я потом задавал вопросы перед судьей.

А в чем состояло нарушение?

Вадим Волков: Я запарковал машину на улице с односторонним движением. Когда через несколько часов вернулся, то сперва развернулся и проехал по ней метров пятнадцать, забыв, что она односторонняя. Но потом понял и развернулся обратно, а недалеко прятался экипаж ГИБДД. Я ни под один «кирпич» не проехал. Но мне сказали, что я нарушил, и изъяли права. Я протокол не подписал. Потом, в ходе процесса, судья запросил дополнительную информацию у дорожных служб о расположении знаков. В итоге дело было прекращено.

Сколько дней длился процесс?

Вадим Волков: Месяца полтора, я приходил в суд три раза.

Государство во многих спорах — повторяющийся игрок

А в гражданских спорах с госорганами кто чаще побеждает?

Вадим Волков: Если в роли истца выступает гражданин, то в 79 процентов случаев он одерживает победу. А если истец государство, то в 95 процентах случаев выигрывает оно. Как видим, разница есть, но она не столь существенна, как в административных спорах. Здесь же государство выступает не как орган власти, а как сторона какого-то гражданского отношения, то есть речь может идти о неких гражданско-правовых актах, договорах. Ну и конечно, здесь играют роль квалификация юристов, качество представленных документов.

У государства более квалифицированные юристы, более основательная документальная оснащенность? Оно сильнее защищено в правовом отношении, нежели обычный гражданин?

Вадим Волков: Государственные органы подают типовые иски. И во многих спорах государство — повторяющийся игрок. Есть юристы, специализирующиеся на налоговых спорах. Есть те, чья специализация — земельные отношения или, например, нарушения природоохранного законодательства. Повторяющийся игрок за счет своего опыта и за счет того, что у него юристы узкой направленности, часто имеет преимущество в судах. Таким игроком может быть и государственная компания или банк. Например, банк, когда он судится с заемщиками по поводу невозврата кредита. Его юристы всех собак съели на таких спорах. И он тоже будет выигрывать в судах.

И насколько частной компании или предпринимателю реально выиграть спор у государства?

Вадим Волков: Это зависит от госоргана, от того, кто в роли истца, а кто в роли ответчика, от суммы иска, ведь она влияет на поведение сторон. Например, ПФР подает более 300 тысяч исков в основном примерно на 500 рублей и выигрывает в 85 процентах случаев. А ФАС подала в 2018 году 123 иска, медианная сумма которых более двух миллионов, но выиграть удалось 54 процента. На «копеечные» дела ответчик часто не является, а на крупные споры мобилизуются значительные юридические силы и здесь госорганам гораздо труднее выиграть. Исковые требования на 50-100 тысяч рублей от Росздравнадзора или Россельхознадзора удовлетворяются примерно в 80 процентах случаев. Но там, где серьезные споры, общего прогосударственного уклона в арбитражных судах не видно.

Присяжные выносят оправдательные приговоры почти в 30 раз чаще, чем профессиональные судьи

Возвращаясь к уголовному процессу, какую роль играет суд присяжных?

Вадим Волков: С 2018 года юрисдикция судов присяжных была расширена, они появились на районном уровне и в этих процессах доля оправдательных приговоров составила 28 процентов. То есть если дело рассматривает судья, то вероятность оправдательного приговора ничтожна, но как только в деле участвуют граждане, не имеющие аффилированных интересов с судебной или правоохранительной системой, картина резко меняется. Присяжные гораздо строже подходят к оцениванию доказательств, к убедительности аргументов, приводимых стороной обвинения — и выносят оправдательные приговоры почти в 30 раз чаще, чем профессиональные судьи.

Можно ли сказать, что суд присяжных выступает своего рода аргументом для судьи? Мол, вынужден вынести оправдательный приговор, так решили присяжные.

Вадим Волков: Обвиняемый сам выбирает — суд присяжных или профессиональный судья. И судья мало чем рискует в случае оправдания присяжными.

Если у предпринимателя нет возможности защититься от государства, страдает инвестиционный климат

«Легко ли выиграть суд у государства?» — скажите, важность этого вопроса не преувеличена? Он заслуживает внимания?

Вадим Волков: Это самый важный вопрос. Потому что государство является самым сильным игроком в социальных отношениях. Оно обладает ресурсом принуждения. Оно может любое физлицо, группу лиц подвергнуть административному наказанию, лишить свободы, ограничить в правах, лишить частную компанию ее активов. Если мы посмотрим на историческую эволюцию судебной системы, то увидим, что она прошла путь от судов, которые были при короне или близки государству и отстаивали интересы государства, до судебной системы, которая способна защищать интересы гражданского общества или интересы частных организаций, частных лиц против государства.

Способность судебной системы обеспечить судебную защиту, в том числе в спорах с государством, — это чрезвычайно важно для экономического роста. У нас сейчас большие инвестиционные ресурсы сосредоточены в банках. Но нет достаточно людей, готовых взять кредит и начать что-то делать. Нет инвесторов. Компании, которые могли бы расширяться и расти, не хотят расширяться и расти. Тот кэш, который у них есть, они предпочитают хранить на депозитах здесь или за пределами страны. Они не чувствуют себя уверенными в том, что смогут защитить свои инвестиционные проекты, свои права собственности, право на получение дохода. Предпринимателям все труднее защищать себя в судах по экономических делам. Мы не имеем примеров эффективной судебной защиты частных предпринимателей. Допустим, государственная компания в свою пользу перераспределяет активы посредством судебных решений, и довольно-таки результативно это делает. И если у предпринимателя нет возможности защититься, ухудшается инвестиционный климат, страдает экономика. При слабой судебной системе, слабых институтах защиты прав собственности модель экономического роста, основанная на частных инвестициях, не может работать. А государственная мобилизационная экономика неэффективна, ее крах мы уже наблюдали, и не только в СССР.

Возможность выиграть суд у государства — это, вероятно, еще и показатель демократического развития общества?

Вадим Волков: Это индикатор независимости судебной системы и ее справедливости. Потому что справедливость обеспечивается равенством перед законом. Если обе стороны признают, что они подчиняются закону, а не административной воле, то возникает тот самый эффект, который мы называем справедливостью. А справедливость — это залог социальной стабильности. Так что экономический рост, да и вообще социальная стабильность все больше зависят от уровня судебной защиты — и здесь хорошо бы услышать аргументы гражданского общества, предпринимательского сообщества о реформировании судебной системы.

Визитная карточка

Вадим Волков — социолог, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Родился в 1965 года. Окончил экономический факультет ЛГУ. В Кембриджском университете получил степени магистра (1992) и доктора философии по социологии (1995). В 2005 г. защитил диссертацию на соискание степени доктора социологических наук по специальности «экономическая социология» В 1987-1989 гг. работал ассистентом кафедры политэкономии Ленинградского военно-механического института. В 1989-1991 гг. — аспирант Института философии АН СССР. С сентября 1995 г. по март 1999 г. — декан-организатор Факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. В 2002-2005 гг. — декан факультета социологии ГУ-ВШЭ, Санкт-Петербургский филиал. С 1 сентября 2018 г. — ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *